ЛЮБОВНАЯ МАГИЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЛЮБОВНАЯ МАГИЯ » Заговоры » Тетради Евдокии


Тетради Евдокии

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Выкладываю на рассмотрение

Тетради Евдокии

Княжеско-купеческо направление

Закрепы на рабство
Закреп-еси полон душ человцких. Закреп еси узы вековые, а ино и гробовые. Сих же закрепов ведомо мне девять.

1.ЗАКРЕП ПЕРВЫЙ.
Честь на крест ворога.

Надобно имя, коим ворог крещён ведать. А над крестом же молвится:

Яко (имя) крестом бременился, тако б ныне моей волей. Яко (имя) пред иконой клонился, тако б ныне пред моими наказами. Яко (имя) гнева божия страшился, тако б ныне мово слова. Яко (имя) господу усердно служил, тако б от сих словес мене. Тако б не бысть (имя) от бога прощения да от родных утешения. Бысть то (имя) брошену многим людом исторгнуту. Бысть (имя) мне верный раб, не помысла помыслить, ни слова молвить противу бы не смел. Старицем не отмолить, родным не отговорить, бабке не отшептать. Покуда (имя) во древен гроб не ляжет верну службу править будет. Словесам сим ключ, а поделию купно замок."

Крест разломить надвое да под порог ворогу бросить

2.Закреп вторый.
Закреп сей на вечный долг.
Надобно дать человеку, коего закрепостить надлежит вещь, либо деньги в долг. Притом, никакие признаки сей вещи не важны. Егда в руки тому человеку вещь переходит едино слово молвить надобно: закрепощаю. Во полунощь на перепутье трёх троп стать да трижды каждой тропе поклониться землекасательно и таков заговор творить:

Аз есмь имя, зову - призываю помощь да пособь. Со каждой тропинушки да по тридцать и три беса, придете на зов мой да пособите в деле чёрном. Да взыщите вы с имя долг неоплатный, долг вечный. Будьте вы мне пособники да сборщики. За имя бродите, дань вечну требуйте, дабы сколь ни жил, а всё бы должен был. Веком бы ему страдать да нощей не спать, всё бы мыслить о долге великом. Веком был бы покорен, слову Мому подвластен. Всё бы долгом сим бременился. Яко же смерть примет, тако б душа его вам в уплату. Замок - устав древний, а ключ - порука бесовская. По век раба божия имя. Аминь.

На кажду тропку бросить пятак со примолвкой:

Подать за поделие.

Тако вершить от того дни три нощи. Да и конец тому делу.

3.Закреп третий.
Бесовска трапеза.
Сей закреп требует, чтоб тот, кого закрепощают пищу или питьё вкусил. Кабы и един раз,то довольно, а ежели всяк раз, егда в дом приходит то и вовсе славно. Будет после той трапезы человек во всяком помысле согласен и ладом жить. Чем боле сих трапез, тем крепче единомыслие. Таков закреп на сильненьких человеков выгоден, егда тот человек буде пособник. На млад месяц во полунощь стол чёрной скатертью накрыть да на скатерть-то трапезу для того человека уготованну поставить. Да кроме той трапезы ещё четвертную водки да кус чёрна хлеба. Да на всё-то тако молвить:

Аз имя призываю на порог помощников да пособников, на слово идите, плату возьмите да с тем уговор, дабы имя сея трапезы вкусивши, хоть малу долю, буде мене во всём единомыслен да покорен. Тако нощь сею трапезу благословеньем бесовским освятите да крестом чёрным окрестите, тако бы вкусил раб божий имя во славу сил ТЁМНЫХ. Тако быть бы ему со той трапезы во всяком деле согласну. Замок - уговор, а ключ поделие. По веки вечные аминь.

На другу полнощь на перепутье кус да водку отнести да со таковой примолвкой:

Дань отдаю, уговор закрепляю.

После до нова млада месяца таковы же трапезы, коли будут бесы благословляют без дани. А сею трапезу до восхода оставить на столе, а после и угощать.
Тако обряд свершён.

4.Закреп четвертый.
На земь погостну.
На стар месяц на заре вечерней на погост идти. Да там найти могилу да чтоб без имени. Да на той могиле три монеты оставить со примолвкой:

Дань за пособь.

Поклониться до земи да землицы взять столь горстей, сколь годов крепостному. Притом же таковы словеса говорить:

Земь покровом усопшему да безвестному. Яко смертушка волю его сломила, тако б сломить ему волю имя. Яко же имя мне поклонится, яко наказам моим подчинится, тако житии имя с сего дни да три годочка. А ежели имя силе моей не склонится, тако б участь ему скорбная, доля мёртвая. Возьми к себе безвестный непокорного. Аминь.

Со погоста со той землицей уходить. А во полунощь на её говорить:

Земь гробовая, будь ты имя бременем вечным. Кабы под сей тяжестью не сломится, тако и смерти сподобится.

Сие трижды+ а после по горсти тринадцать зорь вечерних ту земь под порог крепостному носить. Да остаток в соль смертну да на хлеб ту соль. Дав обувку ему тако ж. дело и свершится будет раб три года.

5.Закреп пятый.
Сей закреп на службу сроком пять годов.
Потребен влас крепостного нить чёрна шерстяная да нить шелкова также чёрная. Шерстяну до времени оставить, а шелкову на могиле зарыть. Надобно на погост придти во полунощь на млад месяц да прежде того там могилу найти без имени. Той могиле с данью земно поклониться, а для дани годна любая кладь съестная. Хоша кутья, хоша блины да и хлеб чёрный. Надлежит у того покойника просить согласия, чтоб нить-то шелкову на его могиле на девять дён зарыть. Того ради, егда класть дань, то таков заговор честь:

Дань с уговором кладу, во деянии чёрном пособи прошу. Прими ты от меня дань со поклоном да благослови нить мою шелкову да чёрну, рабу имя на погубление, на пять годов крепости, яко раб имя служить мне не станет, тако нить чёрна его в гроб утянет. Благослови нить сею благословеньем на девять дней да девять нощей, да сроком крепостным на пять годов. Уговор - замок да могила ключ. По веки вечные аминь.

Нить ту во земле оставить на девять дён. За нитью також во полунощь придти девять монет на могилу положить со земным поклоном да таковой примолвкой: Плата за пособленье да девятидневно благословенье.

Дале нить вырыть да домой идти. На другу полунощь взять влас да две нити и свить в едину вервь. Егда свивать, то со таковым заговором:

Вью совеваю для раба божия имя на пять годов крепостну петлю. Власом имя сокрепляю, нитью мёртвой замыкаю. Быть бы имя во крепости на пять годов по веки вечные аминь.

Столь раз сие говорить, сколь верёвку свивать. Яко человек не покориться тако ту вервь на перепутье оставить во полунощь чрез сорок дней для укрепления со данью четвертной водки бесам и таковым заговором:

Се подношение за пособь. Мучить бы вам раба божия имя денно да нощно, покуда долг не исполнит.

Уходить, а ежели вовсе извести неудобного крепостного надобно, то чрез сорок дён на ту же могилу идти, где нить шелкова была зарыта. Идти надобно во полунощь и без дани. Со поклоном такову примолвку сказать:

Прими к се Живаго раба божия имя. Аминь.

Тако об этом деянии всё.

6.Закреп шестой.
Сие закреп простой и ещё его зовут малым, яко закрепощает на един год.
Закреп сей на тринадцать колосьев. Во пору, егда колос полнится на закате пойти во поле да найти тринадцать полных колосков их перевязать чёрной нитью да завязать девятью узлами, а при этом говорить:

Мати земь, еси кормилица, даждь ты мене тринадцать детушек-колосков. Яко колос под бременем те мати зем кланится, тако бы и раб божий имя, мене кланялся земно. Сроку тому до нова полна колоса. Аминь.

Затем из пшеницы со тех колосьев да и со иных хлеб сотворить. То и взять свеж короб, либо каравай да разделить на четверо. Перву часть на восходе во то поле отнести да со поклоном заговор молвить:

Мати земь, те от мене благодарение за ладен сговор.

Уходить. Втору часть высушить до поры. Третью крепостному скормить, а прежде на её наговорить:

Хлеб-батюшка буди мене во чёрном подели пособник, яко вкусит раб божий имя, тако помысел его возьмёт, дабы мене поклониться, яко колос полевой.

Четверту - на перепутье во полунощь також со поклоном:

Бесы помощники, верны общники вам дань, а мене пособь. Во чёрном подели пособите волю раба божия отнимите. От сего дни до нова колоса. Аминь.

Хлеб , что во дому егда засохнет, будто камень, то и обряд во силу войдёт.

7.Закреп седьмой.
Закреп седьмой.(кольцо рабства)
Се закреп на полвека. Творить сие через кольцо. Злато ли серебряно различий нет да только сие кольцо без каменьев быть должно. То кольцо подарить надобно да, чтоб крепостной носил денно да нощно 12 дён. Творитсяже обряд сорок дён. Во полунощи на стар месяц воды ключевой взять да в чашу со той водицей кольцо бросить со наговором:

Мати водица, яко смываешь ты всяку скверну со вся тварей земных, тако смой лихо со кольца сего. Аминь.

До восхода так оставить, а после во чёрну тряпицу на день убрать да и други дни тако ж поступать.
Во ину полунощь се кольцо обвить тремя власами своими со примолвкой:

На сродство да на помысел един, яко бы едина глава разладу со помыслом не ведает, тако бы и раб божий имя вовек со мной разладу не ведал аминь.

Сие кольцо во эту нощь в изголовье класть. Дале, на ину опять полунощь стол чёрной скатёркой покрыть да на стол чёрна хлеба кус и четвертну водки и то подале поставить, а кольцо же к се близь положить.
Таков Дале заговор:

Благословите, бесы, вещь сию на службу долгу, на потвору верну. Яко бы дар мой раба божия имя во крепости держал. Яко, аще кольцо на персте раба божия имя бысть, то и имя цепью нерушимой на полвека скован. Дань кладу - уговор сокрепляю. Кольцо-то вновь во тряпице чёрной остаток до сорока дён держать да чтоб в изголовье было. Водку да хлеб чёрен отнести на перепутье со примолвкой: дань плачу - уговор сокрепляю. Кровью подтверждаю. Несколько капель на земь. Дело замыкаю. Замок-то уговор бесовский, а ключ дань полунощна. Аминь.

По концу срока кольцо подарить да в мыслях содержать:

Цепь те во кольце имя. Крепость во даре. Аминь.

Тако дело свершено.

8.Закреп восьмой.
Сей закреп на замок да вещь.
Надобно вещь сею в дар крепостному дати. То буди плата за волю. Закреп сей сроку не ведает. Сокрушится сила его от трёх причин: перьва, что замок утратится, втора, что крепостной сего света преставится да третья - смерть сее творящаго. Замок-то надобен на три проворота да вещь, дабы многоценна и крепостному потребна. Надлежит, чтоб вещь при нём неотлучно сорок дён пребывала. Творити же тако потребно: во полунощь да на полон месяц стол чёрной скатёркой покрыть, либо платом чёрным да на то поставить зелена вина полуштоф да хлеба чёрна кус да малый коробок, а во сей коробок сорок щепотей соли бросить. По леву от сего сторону клади замок да со ключами и вещицу, что в дар назначена. Да на всё то наговор сорок раз говорить потребно таковой:

Яко Русь бысть от князей ставлена, тако бысть во руси наказ княжеской да царьской, егда продаждь волю свою, то и бысть по век во крепости. Аз имя ныне се совершаю да волю кровию сокрепляю. А во пору полунощну, сокликаю я се во совет да во свидетели, во общники да пособники рать бесовскую, а числом та рать четыредесять. То и приди же ты рать бесовская да числом четыредесять. Да прими наказ во утверждение волю раба божия имя во закрепощение. До гроба бы мене служил да покорен был. Чрез дар сей от мене его воля отъемлется да чрез пособь рати бесовской сокрушится. Дань - зарок да
преданье - уговор. Поделие полунощное - ключ да грамота княжеска замок. Перьвый проворот, (провернуть ключ во замке), сорок дён срок. Вторый проворот - конец гробом кладу. Третий проворот - бытии по слову сему. По веки вечные.

Вещь на иной день во дар принести, а дань на перепутье ту же нощь отнесть. Замок век от глаз хранить во сундуке, егда проведает кто - сокрушится поделие.

9.Закреп девятой.
На берестяны грамоты, то порука бесовска.
Сроку не знает, Равно и меры, хоша век крепость, а хоша душу бесам в дань. Творится тако: на двух берестах едину грамоту списать кровью во конце печать ставить. Перьву бересту во сундук сокрыть, а втору грамоту во пещи растопленной сожечь. Грамота же такова:
Аз есмь имя, древним заветом от зачала света белого до гласа трубна, прошение сие утверждаю+ пиши имя да условия крепости. Делу кровь порука да стар уговор. Указ пещи поверяю. Печать кровную ставь. То бери перьву грамоту, что во сундуке лежать станет. Да на ея тако ж печать со примолвкой: егда бысть у мене сия грамота, то бысть крепок уговор. Ту грамоту хранить до конца дён. Да втору-то грамоту во пещь бросить со примолвкой:

бесам наказ посылаю

Тако и дело свершено.

10.Порча, дабы человек по вся время во долгах ходил.
Сея порча, дабы сколь человек во долг не занимал всё бы попусту шло. Сему человеку петля долговая да со кручины маяться да по судам ходить. Того ради собери пустоцвет да высуши, а во заход в повечерие тако наговори:

Есмь цветик полон да мног, а еси цветик мал да пуст, такое си же и ти пустоцвет, покрой покровом свом домину раба божия имя. Дабы жизню пусту прожил, дабы закрома пусты бысть, дабы пуста долюшка пала. Яко те пустоцвет не полниться, тако рабу божию имя доли пустой не избыть. Во веки вечные аминь.

да ко порогу во полунощь бросить да таково примолвить:

Иди матушка пуста долюшка, те нова домина по век раба божия имя. Аминь.

11.Дабы мужа во гроб свести.
Мало сходятся по любви, а всё боле по долгу. Тако младой девице, егда кольцом вковы ставить, то расчёт ведать надобно: муж перьва добро оставить должен, дабы с сумой помиру по смерти его не пойти, а второ того мужа, коли не угоден во гроб свести не трудно. Вземь плат вдовий чёрен да аще преставиться кто, тако ко избе той иди, яко на разум вспадёт и плат разверни да во руцех держа таково молви:

Еси же ты вдовица, буде во подели сподручница, буде мене пособница, яко волюшку спознавала о судьбине вдовьей горевала, за гробом шла да скорби понесла, тако благослови ти мя на вдовью долю да на полну волю. Во твом-то плате ходить да судьбинушку разделить. Яко того мертвеца сорочины, имя мёртвого, раба божия ,имя мужа, день смертный. Аминь.

Дале сорок дён пост содержи да трапезы многи ставь благоверному, а егда за стол то един кус хлеба вкушай да во тайне дело держи. Егда спросит почто не вкушаешь, то хвори помяни. Аще ставлен стол бысть, то хлеб преломи да таково молви:

Мене глад, а рабу божию имя мужа, во гроб дорога верна да гладка. Сколь яствы не вкусить мене, столь годов не прожить рабу божию имя. Аминь.

После сорочин хвори мужа взыщут, едва полон месяц проживёт.

12.Дабы дух мертва во службу приставить.
Егда преставиться который человек да девятин доля по дому бродить, тако дух о пору ту удобно в послугу заключить в неволю. Для то короб осиновый вземь земи со могилы человека того да вещицу его прижизненну. Со стола поминального хлеб да таков малый гроб сорок нощей надлежит заговаривать. Над тем-то гробом таковы словеса сорок раз молвить всяку нощь:

Отлучаю я раба божия имя умершего, от гроба древесна, от свещ поминных, от молитв церьковных да от скорби сродников. Яко не внидет раб божий имя во чертоги небесны да тако ж не снидет до врат адских. Бысть рабу божию имя мене прислужником да пособником до часа суда страшна. Бытии всё рабу имя странником да порука мене перепутье. По веки вечные аминь.

Дале тот короб заколотить будто гроб да на перепутье во четыредесять перьву нощь зарыть. Да кроме, либо из гроба монету вземь, либо свой пятак оставь со примолвкой:

Бесам дань на пособь верну.

Тако и конец делу.

13.Дабы чету расторгнуть.
Аще потребно чету расторгнуть, дабы во разладе дни малочисленны прожили, для того, что в скорости после обряда сего един из них умрёт и чрез то расторгнется чета, посему не полезно сие творити, аще из четы чью жизнь сохранить надобно. Затем, что нет средства того изведать на которого смерть придёт да и избыть ея не придётся. Надобна земь со двух могил с именами супругов да чтоб могилы не общие на двух, а розные. Той землицы столь горстей вземь, сколь годов супруги вместе век коротали. Дале полыни да земь со полынью смешать да под порогом оставить. То и таков заговор на зем честь да на кажду горсть трижды:
Еси смерть на земи по век, то и узы живы расторгает, узы крепки разрубает, такое си ты землица могильна, ведать те судьбину имя и имя, дабы разрубить да расторгнуть чету сию. Те то пища да живица, а мене же воли совершение. Аминь.

Дале на траву полынь девяти раз таковы словеса молвить:

Яко еси ты полынь травица, яко же еси ти горька, тако бысть доля скорбна имя да имя. Сколь велия в те горечь, столь бысть мука имя да имя. Амнь.

Егда смешиваешь, то примолви:

Скорбь да смерть свожу да на долю рабов божиих имена. Аминь.

Егда то у порога оставишь то таково скажи:

Бысть совет да люба, а ести скорби да смерть. Аминь.

делу конец.

14.Рассорка.
Ежли чаша надвое расколота, хоша равно, а хоша и несть, то вземь водицы погостной да во ту чашу, а чашу у порога. Приговор на пусту чашу:

Бысть еси ти чаша полно да ныне разлад те в се учинён. Тако бы и раб божий имя да раба божия имя, меж ся разлад чинили. Егда бысть домина полна чаша, тако ныне разладилось. Аминь.

то и наполни чашу пред порогом со примолвкой:

Яко чаша водицы не сдержит, тако раб божий имя да раба божия имя, лада не сохранят. Яко водица мертва, то и лад во их домине мёртв бысть. Аминь.

слажено дело.

15.На даму пикову, дабы соперницу со бела свету извести.
Вземь блюдце чисто, бело да фарфору драгого, чтоб не бысть на ём изображений вовсе. На то блюдце клади красно яблоко, по леву руку ставь чашу водицы живой да бела хлеба кус, а сверьху же клади карту со изображением пиковой дамы да изображением-то вверьх. Вершится-то сие во полунощь да на стар месяц. А молвить при сем надлежит таков заговор:

Княгиня володычица, судьбинам правительница, вземь ти от мене дань малу да пособи во деле полунощном. Изведи ти до могилы тёмной разлучницу имя да иссуши ти ея, яко стебль травной. Древним уговором да исконной податью закрепляю. Ключ-то уговор, а замок же дань. Аминь.
Всё-то что на стол бысть ставлено оставить во месте пустынном со примолвкой:
оброк даю.

16.Дань подушная
Аще прошение ли потреба есмь, кою человецы исполнити не мочны, тако за пособью ко
вси твари Аду служащей пойти можно. За ту пособь дань надлежит, то душа человечска да чужая, на свою-то иное творится. На бересте пиши резцом таковы словеси:

аз есмь имя, жалую душу раба имя на вечную крепость тому-то

Хоша бесам, хоша князю погостному, хоша бы и водным ли лесным+ таки их- то называть. Дале ту грамотку кровью закрепить. Перьву букву имени кровью во конце написать. За тем же сею грамотку в земь зарыть рядом с местом, где пребывают нужные силы. С таковой примолвкой:

дань за потребу.

Тако и делу венец

17.Оброк долговой.
Аще еси человецы, кои долгом бременились да добром возвернуть не желают, то в потребу приходится, коли здравие, либо счастие во оброк со тех человеков взять. Ежли много дён минет, а ино и годов, то душу должника во оброк требовать в праве.того ради тако поделие вершится: во плат чёрен пятак да хлеба чёрна кус клади да во пустыре любом на земь брось со наговором:

во белом свете, еси град чёрен, от люда сокрыт, яко бесам домовина, то выкликаю я имя из града чёрна се пособника, во подели общника. А буди ты мене пособник да общник, яко данью те кланяюсь. Данью кланяюсь да пособи прошу, а возыми ты со раба божия имя оброк велик долгу стократ. А поруши ты все имения имя, да отыми спокой во день да во нощь. Те дань со поклоном, а мене оброк со имя стократный. Веки вечные аминь.

то придёт чрез сие от должника стократно добро.

18.Обряд на яства. На почёт людской.
Аще ведомо где трапеза велика ставлена, хоша купеческа, хоша церьковна при ските инда таковы на их велики дни поставляют, а хоша бы иная чья, тако на трапезу ту, яко гость приди да тако сотвори. Егда станут по гостям яства ли брашна разносить да те поднесут, то тако молви малым гласом: еси вы яствы премноги да брашна разны, а подите от сего стола да от порога, имя хозяина, мене на стол да мене на порог. Сколь люда трапезу вкушает, столь мене во свидетели. От кажда яства бери ломоть малый да хлебов белых поболе возьми. Да кости, которы есть тож се бери. Егда совершится трапеза, то у ворот скажи: уношу почёт да власть раба божия имя. Аминь. Дале на перепутье ломти да кости брось: птицы многи да зверие лютое, вам от мене дань, а мене от люда почёт. Аминь. хлеб белый днесь иной раздать нищим да со примолвкой: хлеб в дань, а дань за почёт. Аминь.

19.На двунадесять лучин порча на огневицу смертну.
Яко двунадесять дён изойдёт, то ворог всё в муке страдать будет и умрёт в скорости. Чрез седмицу, а не то и через три дни. Творится же сие таким ладом. Двунадесять нощей к ряду, во полунощь молвить заговор на лучину кладбищенску да не давать сгореть, а догорит до половины, то и надвое преломить. На кладбище могилу найти без имени надлежит, той могиле поклонится чем заповедано, откуп то есть, Дале щепу долгу со креста отщепнуть да
и уходить. Таковых-то могил приискать двунадесять, а после к действу приступать. Во полунощь зажечь лучинушку ту и на огонь таковы словесы молвит:

Мати огневица всем трясовицам владычица, часом сим тя призываю, укрепы да замки растворяю. А приди ты на клич мой да по душу чужую. Ко порогу рабы божией, имя врага, мучь ты её денно да нощно, кабы не было б имя не спокою, не роздыху. Тако бы имя смерть приняла чрез моё поделие да твою пособь. Ключ да замок словам сим. Ключ-то в пекле, а замок в гробу безвестном. Яко ключа не найти да замка не отомкнуть, також поделие моё не рушимо бысть. По веки вечные.

Сие молвить трижды. Которы половины щеп, то сбирать их надобно, а на тринадцату нощь на могилу нести, с креста коей щепы взяты. Там в землю могильну зарыть с приговором:

Мати огневица, сведи ты, имя врага, до имя покойного.

Дело свершено и уходить.

20.На клюку 2.
Дабы младости ущерб учинить да хвори перебросить.
Яко кто восхощет младости чужой ущерб учинить да лета земные сократить, понеже старец хвори премноги перебросить, того ради тако содеять надлежит. На стар месяц взять клюку старческу да обернуть во ткань ветху да то приметить, яко старица, то девицы младость отнять, а яко же старец, то молодца. Да и дни-то расчесть женска да мужеска полу. На полунощь-то во свом дому молвить заговор да на восходе пред порог младому бросить. Заговор же таков:

Яко еси родится человек на земли, то растёт да старится. То и имя старого, срок во гроб глядеть доднесь пришёл. А ти чёрна матушка да хворобушка, а сбери дщерей своих, а поди-ко ти ко имя младого, дни считать да кости ломать, сколь еси хворей злых да дщерей твоих, то клюка - верна опора молвит. Да подите вы, хвори тяжкие со клюки да со ветоши ко рабе божьей имя младой, да путь-дороженька вам еси клюка да ветошка. ключ да замок. Аминь.

Егда клюку во ветоши оставишь, то таково молви:

на вечное пристанище.

21.Обряды на клюку-обряд первый
На клюку. Ведомы две порчи на клюку. Едина на нищету, друга же хвори сбросить да лета продлить. Тако и ту, и другу пишу.
Перьва на нищету.
Потребно взять у нищего клюку,
хоша бы и купить. Да на ту клюку четыредесять раз заговор молвить:

На заре вечерней: долюшка тяжка да скорбна, нищета вечна, яко ты со имя нищего ходила, тако бы на раба божия имя перешла. Бысть раб божий имя нищ да наг, вечно бы ему гладом томится да крохи сбирать. Аминь.

Во чёрну тряпицу закрутить да тако, чтобы руцы не касались, а не то, на ся возьмёшь. Во полунощь да на стар месяц ко порогу ворога иди да трижды во двери постучи клюкой во тряпице.
Первый стук:
То еси глад чёрен во домину сею.

Второй стук:

То еси разор великий во домину сею.

Третий стук:

То матушка нищета на пожив вечной аминь.

Клюку оставить. То и свершено поделие. Ворог да род его живущий во доме по миру пойдёт.

22.Порча на удавление. Через свиту вервь.
Вервь ту надобно вить своеручно да со причётом таковым:

А иже верьвь на потребу людскую да на труд бурлацкой, а иже есмь верьвь на потребу людскую, дабы вора взятии да во темницу свесть, во темницу да во тёмну, заключенником да колодником. А еси ты верьвь мене не на бурлацкой труд потребна да, еси же не ради, чтоб вора во темницу свесть, а еси ты мене верьвь потребна, чтоб через тя рабу божию имя живот скончати. Тако бы бременился да ко земи клонился раб божий имя, яко под тяжестью бурлацкой, тако бы кручинушкой изводился раб божий имя, яко колодник да осужденник, кабы тому век во каторге скончати. Бысть же по слову сему. Аминь. Честь столь раз, покуда верви не свить. Тако взятии ея свиту да разомкнуть надвое да на равные ножом. Да притом, тако примолвить: на дело чёрно свита да ради пагубы разомкнута. Аминь.

Тако сие дело расчесть, дабы друга полунощь на млад месяц пришлась. Да на погост со единой частиной верьви той идти да хлеба чёрна кус взятии на подать. Надобна могила повешена, чтоб церьковь не благословила. Тако могилу-то и днесь приищи. На могиле хлеб клади да девять земных поклонов со таковым причётом:
Еси же ты, мертвяк незнаем. Кладу те дань за пособь, яко ты церьковью не отпет да во молитвах-то не помянут, тако бродить те веки по свету, тако не ведати спокою. А и благослови ты верьвь сию, Иудиным наказанием, на коего Живаго верьвь придёт, тому со смертушкой чрез сорок дён венчаться. Дань - ключ, уговор замок, а кровь печать аминь.

Несколь капель крови творящаго на могилу пасть должно. Дале верьвь на девять дён зарыть да и без дани после тако ж во полунощь взять. На иной день на закате найти осину, в месте глухом, либо малолюдном. Той осине поклониться да поясным, а не земным поклоном да со таковой речью, верьвь ко ветви привязать:

Матушка осинушка, яко приняла ты Иуду грешна, тако ж прими и раба божия имя. Древним уставом, не рушимым уговором. Ключ да замок. Аминь.

Втору частну той верёвки как ни на есть ворогу отдать. Тако и конец обряду.

23. КРЕПОСТНАЯ ГРАМОТА НА ЧУЖУЮ ДУШУ.
Закрепостить можно любого человека, но лучше того,
который что-либо должен или чем-то обязан. При этом
размер долга и значение обязательств безразличны, хоть
самая малость. "Крепость на чужую душу" представляет
собой грамоту, которая должна быть писана по образцу
нижеприведённого текста. Резцом на бересте и запечатана
кровью делающего.

"аз есмот роду именем нареченный, от бесов по имени
знаемый, сим часом свидетельствую долг на имя долг же
сей есмь, вещь которую должен назвать, неоплатный. вовек
сего долга имя не покрыть, ни златом, ни серебром, ни
каменьями. тако ж, сего дни и до конца веку имя, долга не
испрошу, то бы, яко смерть придёт до имя, душа же вечна
мне притянется. а и бысть, то податью, приростом и
долгом. сим словам век порука, грамота заверенье. креплю
же сие печатью кровной, яко на то закон древний слово
князя великаго. тако тем словом утверждаю, кровью
заверяю, душу имя во плату требую. от сего дни и до
смертнаго часу имя. егда смерть имя возьмёт, тако душа
мне приложится.

Долг после того не требовать никогда, а душу всегда ещё
на веку "крепостного" на что полезно вам обменять можно.

24.обряд на суму-калиту. порча на нищую долю.
взять старую дорожную суму, пуста быть должна. сколь есть самых мелких монет. с
тем идти на перекрёсток во закатную пору, перекрёсток надобен чтоб
три пути перекрещивались. читать заговор, а когда говорится поклон
столь же раз кланяться, сколь в заговоре сказано, а заговор таков:

Стану я, имя, иконам не помолюсь, перстами не перекрещусь, а пойду
во закатну сторонушку, а найду пусто перепутье. как то перепутье
пусто, такбы и дни, имя врага, пусты были. как то перепутье на три
пути расходится, такбы со разных сторонушек соходилися бы до, имя
врага, нужда, нищета да голод. как стану ,я имя, на том перепутье да
положу на кажду сторонушку по три поклона. те кланяюсь, госпожа
нищета, возьми от мя подарок да обойди мой род имя рода, стороной.
сколь монет бросаю, столь бы годов мне злато считать. от сего часу
до гробовой доски. ключ да замок по веки веков.

Монеты рассыпать и
не оглядываясь уйти. в полночь того же дня идти с сумой на погост и
найти могилу, с именем как у порченного. монету на могиле оставить
со словами:

На благое дело, на злато-серебро всего рода, имя и род
покойного.

Далее, левой рукой с могилы взять столько горстей земли
сколь годов порченному и всю её ссыпать в пустую суму. уйти не
оглядываясь и дойти до другого перекрёстка. вокруг себя трижды
обратиться со словами:

Зову, призываю, госпожа нищета

бросать по
сторонам землю и читать заговор:

Высыпаю добро, имя, от сего часу и
на весь век.

через месяц заговор начинает действовать. делать на
убыльном месяце.

25.Покров на Род
прежде приходили для того на могилы предков, но
теперь полагаю, можно и на портреты читать. читается на восходе
девять раз на каждой могиле или на каждый портрет:

От веку до веку
свет стоит. По всяк день красно солнышко восходит. По всяк час род
земной множится. По всяк час род земной иссякает. А прихожу же я,
имя делающего, на поклон ко, имя родственника и кем приходится,
девять поклонов кладу, о великой милости прошу: а будь ты, имя
родственника, роду своему,имя рода, вечно заступником, покуда свет
стоит, покуда красно солнышко светит, покуда род, имя рода живёт.
слова свои сокрепляю, кровью своей утверждаю. земля-матушка, будь
мне помощница, возьми кровь мою, своё имя, кровь имя рода, дабы,
имяродственника, по веки был роду заступником: дабы лихо, имя рода
обходило, извода бы по веки не ведать, имя рода, а всё бы множится
да не иссякнуть, покуда солнце восходит и по веки веков.

читать на
восходе в пустынном месте. начать нужно с самого старшего в роду, из
тех, чьи портреты есть или чьи могилы известны и до последнего
умершего. читать можно всякий день, кроме воскресенья. после слов о
девяти поклонах - девять поклонов родственнику. капля крови должна
упасть на землю. тын железный. защита на дом читается в полночь, на
растущую луну со вторника на среду. почему не знаю. 12 раз обходить
вокруг дома против часовой стрелки со словами:

Выйду я имя во пору
полнощную, во пору тёмную, а соприходите мне на пособь бесы
полунощники, тёмны пособники. Охраните жило от ворога люта, от хвори
тяжкой, от тоски- кручинушки да от горя великаго. а как подступит
ворог непрошенный да со помыслами непотребными, такбы спроврещи вам
его со свету. во словах моих вам изарок, и плата. по веки вечные.
ключ да замок словам моим.

0

2

26.Клятва люда казнённого.
За мнози вецы премного люда казнили да к тому разны орудия применяли. Егда в муках быхом, то человецы си клятву смертну на живых молвили, дабы живым тако ж муки терпели. Клятвы смертны да страждущих да и во кручине кои человецы молвят зело сильны. Мнози казни ныне запретом съяты да мнози новы положены. Клятвы казнённого люда на едина человека обратить посильно, тако и сведут си клятвы до гроба. Иной по охоте се век сократит, а иному случай бысть ко гробу. Творится се тако: со трёх сходбищ людных, егда люд мног по горсти пыли вземь да не где торг, а где вече иль сход, либо совет да спор люда многа да пыль-то сбирать ко полудню. Сию пыль во едину тряпицу ссыпать. На обряд шесть дён из седьмицы, кроме воскресна дня. Егда пыль на тряпице, то и образ ворога на ню клади да то твори во той же дён, егда пыль сбиралась да то засветло. Таков же причёт то и молвится: выкликаю аз ныне души мертвы да не спокоены да не схоронены да от вельми могутных погибель приявши, кои пламени сподоблен
ы да кои петлё давлены, да кои водой топлены, да коих главы усечены, да кои дыбушкой пытаны, да кои живы да четвертованы, да кои ины муки прияли. Обратитеса ми во пособь, дабы егда клятвы устами на род человечский глаголаны, тако на раба божия имя да на едина обратилиса, да бысть рабу имя во гробе древесном, ино охотой, а ино и силой. Придите да пособите чрез сходбищну пыль да чрез сие поделие по веки вечные. Сие молвить сорок раз. Да во полунощь образ со тряпицей зарыть на людном перепутье со примолвкой: выкликаю на потвору. Аминь. тако и слажено. Примечание. Образ ворога - что угодно: портрет, кукла или вещица, а не то и икона именная.

27.Короб смертный. (откуп смертный)
Егда бысть при гробе кой человек, дабы лик смертный отвратить тако содеять подобает: вземь короб древесный сосновый да коли несть, то и дубовый годен да соломена человека сотвори во средину клади три власа хворого да и причёт молви, дабы жива и соломена человецев породнить. Словесами древними да издревле ведомыми тя нарекаю именем, имя хворого, да буде ти от сих словес суть, имя хворого, кровушка-то от кровушки, влас да от власа, сердце-то от сердца, а и плоть-то от плоти да душа-то ина есмь. Буде тако, яко глаголано да и то буде древним сговором да сокреплено, от словес-то от сих да покон веку раба божия имя хворого. По веки вечные аминь. Дале соломена человеца обернуть во чёрный плат да кой на погост ходили, да и клади во древен короб, яко во гроб. Дале короб покрыть да во земь зарыть да на погосте, а егда перьва горсть потребна со именной могилы. Да при том деянии таково молвить: яко наречён еси сей человек именем Живаго раба божия имя, яко емлет во се то окромя души раба
божия имя, то и емлет на ся хворобы Живаго раба божия имя да во земь-то снесёт да и во гробе сокроет. По веки вечные аминь. то и делу венец, а чрез три дни восстанет жив человек от хворобы смертной.

28.На гребень (от годовных хворей)
Премноги обряды на гребни еси да то сей, дабы хвори да болести со главы съять. Сего ради гребень надобен костяной да той гребень на млад месяц три полунощи заговаривать. Заговор молвить девять раз к ряду, а заговор же таков еси: пойду аз имя путём полунощным да во лес тёмный, да во лесу том тёмном стоит изба Дубова, а во той-то избе

32.на красу девичью.
На гребень на утреннице девять раз тринадцать зорь творить. Сей обряд дабы девица сердца на свои хотения склонить могла. Заговор же таков: заря утренница, красна девица, яко на небеси восходишь, тако люд чаруешь да пособи ти мене имя, дабы як не взглянет, то и прошение се уставом положит. Освети ти да благослови гребень сей, дабы егда власы причешу, то и люд ко мене на милость приклоню. Слово замок - дело ключ. Аминь. тако полон обряд.

33.На венок погостный.
На вдовство. На венок погостный сорок раз молвить да на заре вечерней, а после же под порог бросить ли на двери привесить. Заговор же таков: еси ти венок, на смертушку венчал раба божия имя покойного, тако повенчай вдовией долей рабу божию имя. То бысть раба божия имя веком вдовушка, егда с коим повенчается, то и бытии таковому погостным живателем да смертным полюбовником. Ключ-то язык да зубы замок. По веки вечные аминь. то и полон обряд, а и сила-то в ём что венок смертный да николе же иных укрепов

34.На вензель именной.
Оберег от напрасныя смерти. Аще восхощешь коего человеца от напрасной смерти охранить, то надлежит содеять тако: вземь шелков да чёрен плат и шелковы же нити да теми нитями, яко узором имя-отчество да имя рода, фамилию то есть, вышить да со причётом. Причёт же молвить дотоле, доколе узор шить.. причёт же таков: отмеряю имя судьбину нову, лета долги да здравие крепко, руце сильны да помыслы ясны, монеты златые да успенье премногое. Дабы по словесам сим всё за имя ходило да век по свету бродило. Да от сих-то благ премногих отступилиса да истребилиса скорби да болести, беды да горести. Дабы не сведати имя вовек напрасныя смерти да не приидт во нощи татем да внезапу не взыщет днесь, да не приступит, яко разбойник да не взыдет во сердце кручинушкой. То и бытии-то по сим словесем да от сих-то словес и вовецы. Аминь. плат-то у ся держати человец должен даром бысть дан. То и полон еси обряд да тако буде ограда от напрасныя смерти содеяна.

35.На замочный ключ. На сон вещий.
Аще возжелаешь сны вещие зрети, то потребно при полном месяце наговорить на ключ замочный во полунощ и тот ключ снести на погост да зарыть на безымянной могиле на сорок дён да нощей. Во полунощь таков заговор молвить: ключ железен да ключ дверной, еси ти двери отмыкаешь да замки расцепляешь, отомкни да расцепи замки да не железны, запоры да не плотяны, а ти отомкни да разомкни мене темницы тайны да горницы сокровенны. Аще ли восхощу сведати, то и полунощью мене яви. Сила бесовска во подели порука да власть погостна сему затвор. Аминь. сие честь тридцать и три раза и ины причёты сего обряда столь же раз. Дале на погосте тако молви: именем незнаем, плотью упокоен, пособь яви, то уговором издревле положенным да предкам ведомым испрашиваю. Благослови ти ключ сей на малу потребу да мене на велику пособь, дабы аще восхощу чесо во сне узрети, то и бысть бы мене, яко на Яву. Деяния потаённые да людия дальния, житие грядущее да человецы усопшия. Буде сим ключом гроб разомкнётся, то и
поделие сие истребится. По веки вечные аминь. Дале егда срок изойдёт ключ вырыть потребно да во жилище принести. Да полна месяца во сундуке ли ино сокрыть, а во полунощь при полном месяце тако ж молвить заговор: еси ти ключ, отмыкаешь запоры многи да двери тайны, отопри да отомкни мене ходы, горницы да избы, яко в живее, тако и во гробех. От словес сих по веки вечные аминь. свершено деяние. Ныне до конца дён при полном месяце на ключ молви что во сне узрети желаешь и откроется. Да ключ век тако содержи: всяку нощь-то во изголовье да днесь на груди носи.

36.На три серебряны монеты.
Сей обряд на деньги по век творящего силён. Аще восхощешь содеять, того ради потребно тако сотворити: на зорьке утренней взяти водицы ключевой да сию водицу-то в малу древесну чашу, (размер 100-150 грамм и дерево любое), да сотворити сие потребно егда полунощи месяц стар. Тако во полунощь-то во ту чашу со в
Грамота седмая обиходна.
На добру куплю. Сия же грамота, дабы благоуспешно разны купли совершати. Творися же на млад месяц, тако же во полунощи, по вся преже восковой печатию крепити. Грамота же сия такова: яко от века уставлено, тако ныне бысть. Веком николе испроврещися уговор сей. В сим беси ми порученники да и я же сподручники. Сице утверждаю: доколе кой человек буде грамоту сею сущу при се содержати, на купли же разныя с нея соприходите, дотоле буде сему человеку добрыя купли вся. Николе убытку ведати, николе лжи приятии, николе помыслы злая, николе и купли худыя. Доколе суща сея грамота, аще со человеком коим на куплех пребысть, дотоле вся сия скорьби нимало приступися. Сокрепляю сие рукописание, сиесть грамоту, печатию восковой да руцей человечской, а беси ино сокрепят.

Грамота осьмая обиходна.
На благоуветие велие властныих человеков. Сия же грамота потребна дабы властны людия, кои во житейскых поделиях власть емлют, князья, боляре точию чиновнии людия, ниже барин кой, сиесть сильныя человеки, до емлющаго грамоту сию благоуветливи бысть. Творися же сия на млад месяц, во полунощь даа крепити восковой печатию. Сице писати надлежит в ню: яко от века уставлено, тако и ныне бысть. Времянем же николе истребися. А буде в сим ми беси порученники. Порученники да сподручники. Сице утверждаю: доколе сея грамота суща, аще же кой человек ея пред силны человеки емлет, дотоле сему человеку от людия силныих уветие всяко приять. Во потребе бысть я, людия силныя радетели, во просбе пособники, во нужде други, советом благи, мыслию добры да душею николе корыстныя. Вся сия силу емлет дотоле, доколе сея грамота сиесть рукописание, суща. Сокрепляю рукописание сее, сиесть грамоту печатию человечской да беси ино сокрепят.

Грамота девята обиходна.
На добру, согласну да пречестну, а и скору, пособь во многоразныих домех казённыих. Сия же на то потребна дабы егда буде коему человеку кая нужда, ниже потреба во домех казённыих, тако бысть человеки во казённыим доме служащи ко сему человеку милостиви. Творися же на млад месяц, во полунощь да крепити печатию воску чёрна. Сия же грамота еси такова: яко от века уставлено, тако ныне бысть. Времянем же николе истребися. А буде ми беси во сим порученники. Порученники да сподручники. Сим утверждаю: доколе буде суща грамота сея, сиесть рукописание, аще емлет ея при се кой человек во домы казённыя вхождаше, дотоле людия во домех казённыих служащи, сему человеку пособники буде. Во нуждах, аще прилучися, во потребах кои бысть, во скорьбех ключимих, во ковах мнозих людия злая. Доколе же сея грамота, сиесть рукописание, суща да человек ея во домех казённыих при се емлет, дотоле вся сия во полныя своя силе да крепи. Сокрепляю вся сия восковой печатию да беси ино сокрепят.

Грамота десята обиходна.
Сия же дабы по вся время во дому денги бысть и аще кая малость еси, то се бы к нея множилось. Творися же на млад месяц, во полунощь да крепити тако же восковой печатию. Во сей же грамоте писати таковое: яко от века уставлено, тако ныне бысть. Времянем николе истребися. А буде беси ми во сим порученники. Порученники да сподручники. Сице утверждаю: доколе грамота сея во коем дому буде, дотоле во дому сим нужды николе бысть. Денгам же несть исхода, глад же нимало приступися, нища же доля отиде. По вся потребу же днесь да нощь неисходно бысть. Доколе же сея грамота, сиесть рукописание, суща и во дому пребысть силу вся сия емлет. Сокрепляю же вся сия восковой печатию да подписом человечским, а беси ино сокрепят.

Грамота единадесятая обиходна.
Сия же грамота противу лживих послухов, сиесть свидетелей во тяжбех судебныих. Творися же сия на млад месяц, во полунощь крепити же восковой печатию. Грамота же такова еси: яко от века уставлено, тако ныне бысть. Времянем же николе истребися. А буде ми беси во сим порученники. Порученники да сподручники. Сице утверждаю: доколе сея грамота, сиесть рукописание, суща, аще кой человек ея при се на тяжбе емлет, дотоле николе ведати сему человеку на тяжбе лживих послухов, ниже клеветников, ниже переветников от добра ищуща, ни середи люда супротивника, ниже судей ставленныих, ни человеков сторонних. Доколе сея грамота, сиесть рукописание, со человеком на тяжбе пребывает, дотоле вся сия силу емлет. Восковой печатию сокрепляю, а беси ино сокрепят.

Грамота двунадесятая обиходна.
Сия же мнозих покупщиков в нову лавку купеческу привождаше. Егда в лаве бысть, то дело ходко идет. Творися же на млад месяц, тако же во полунощь и воском тако крепити. Яко от века уставлено, тако и ныне бысть. Времянем же николе истребися. Буде беси ми во сим порученники. Порученники да сподручники. Сице утверждаю: доколе грамота сея, сиесть рукописание, во торговых местех пребысть, дотоле ко сим-то торговыим местем людия схождашася, старыя и младыя, богаты и бедни, боляры и холопи, князи и смерды, вся бы купли сотвори. Тако доколе сея грамота идее во торговых местех пребысть, дотоле купли бысть мнози. Печатию восковой сокрепляю, а беси ино сокрепят.

Заговоры на низки со каменьев составлены.
Зело премногия еси заговоры на низки, (бусы), со мнозих камней многоценныих. Хоша сии камни зело драги, аще в дар коему человеку потребный камень дати, тако сея человек по заговору вси исполнит. Зело полезно заговор творити на низки, яко сколь во сих каменьев, столь месяцев, ниже лет человек заговору покорен. Сколь же сему бытть, писано сие во обряде всяком.

Оберег от морока напущена на низку яшмовую света зелена хладнаго.
Зело полезна в ворожбе, вся истину отверзает да на то чётки надобны. Аще же низка, тако она морок сымает, егда напущен, а ино разум затворяет от мороку. Посему полезна в ведовскых поделиях, чрез нея ни коей омороки не прилучися. Аще кой морок отсекает, то ея един из камениев тако на расхождашася на части малыя. Обряд же творити во полунощь да на свещу и преже сию низку во водице ключевой омыть, а засим заговор честь четыредесять раз поряду на киеждый камени.
Посему и бысть свершено поделие.
Заговор же таков: "Стану ликом на страны заходныя да поиду путём потаённыим, а поиду во тёмныя лес. Да во тёмныим-то лесе еси поле да луг пространныя, а се не поле да луг пространныя, а се болото пагубно. Да на том-то болоте пагубныим еси былие травное да еси на том болоте пагубныим цветы многоразныя. А приступлю же ко сему болоту пагубну да стану выкликати государя болотнаго: еси ти государь болотныя, да еси во твоем государьстве былие травныя зелено, а и цветы многоразныя, а и мороки нощныя премнозии, а и огнь велие дивен, тако яви до мя милость прими ти от мя зарок древлий. Сколь лет аз камень зелен да травнаго твово былия сподоблен, держати при се кой человек станет, столь бы невступно мороку не ведати. Ключ уговор да поделие замок. В век века аминь"

Приворот на низку чермныих, (красных), камениев любовныих, (гранат).
Сей приворот силён николе долгим времянем, а ино велией крепостию, киеждый камени силу емлет точию месяц да обще може быть до двух лет. По сие же время, егда силу емлет, человек вся сердцем люб таже може брак творити, ради сего приворот зело полезен точию по вся время, егда человек на малое время привязан быть должен. Творит обряд тако же во полунощь да заговор-то на свещу честь, тожде четыредесять раз на киеждый камени колико я еси. На море окияне да на острову буяне, еси изба, а во сей-то избе еси велия пещь, огнь во пещи подъемлется, уголья во пещи горят, древеса да смолы кипят, а и вниду аз во избу сию. Да и вдам во сию пещь сердце раба божия имя, во огне бы гореть да во смоле кипеть любостию по рабе божией имя. Не быть бы николе отпуста, ни по днех, ни по нощех, ни на утрие, ни на повечерие. Вси бы раб божий имя на разуме держал да на сердце се приложил любость велию до рабы божией имя. А буде се вся рабу божию имя, вспомин чрез чермны уголья, а сии чермны уголья еси ка
мени. А камени сии имянем любовныя, а камени сии ныне заговором заговариваю на крепкую любость раба божия имя до рабы божией имя. Сокрепляю сей заговор древлим уговором. Ключ уговор да поделие замок. В век века аминь.

Заговор от всякия порчи на низку кошачьево зрака, (глаза).
Сице заговор, то укреп от всякия порчи на низку кошачьево зрака. "Сколь камени в низке буде, столь порч на ся приемлет, егда же предел ея силы , тако расторгнется. Сице на памяти содержати надлежит, чесо всякая порча, едина иной не чета, но мнози низка всё едино отведёт. Честь во полунощь четыредесять раз, яко преже на свещу. Поделием полунощныим словесе крепкым, заговариваю аз, сии камени, быть бы укрепом по вся порчи напуском на имя, быть бы заступой от поделия погостнаго, болотнаго, от яствы заговорённаго, от словеси худого, от мороку всяка, на ветер причётом глаголемого, на воду шепотом молвлена. От сих словеси да по веки вечныя аминь."

Привязка на дружество. На низку со златаго камени, (хризолит).
Егда потребно коего человека к се привязать, сердце ли желает точию выгоден, тако сие може чрез сей злат камень. Сколь в низке буде камениев, столь лет сильна привязка. Дружество же еси чисто от всякия пороков зависти, лукавства, ниже лжи. Творити заговор на повечерии, тако же на едину свещу да четыредесять раз на киеждый камени.
"Во сокрытом царьстве да во потаённом государьстве, еси престольныя град. Во престольныим же граде еси чертог царьской. Да яко вси во сем чертоге царьском зело украшено златом, сребром да драгим камением, а се злато, сребро да драги камения еси дар ведовской да на людску потвору. Яко вниду аз во чертоге царьския да приступлю ко престолу государьскому, поклонюсь-то царю земно да со таковым до ево прошением: еси ти царь, премудрый государь, надели ти камения сии златы силушкой ведовской, дабы кой человек я при се содержати буде, сице людия до ево с велием бы дружеством прихождаше, несть бы меж я кой завидит, несть кой злобу емлет, несть кой корысть помянет, несть кой лукавствовати восхощет и несть хулу напрасну сеюща, и несть раздоры творяща, и несть кой навет клеплет, а еси други добрыя, старьцы да молодцы, старицы да молодицы, еси кой ведает, то и лад емлет. А бытиь сему толико лет, колико во сея низке камениев. Ключ уговор да поделие замок. В век века аминь. сице едино аще б
ы на очарование творити, людия согласни буде посему."

Порча на сухотку на низку темна камня от земи исходяща, (обсидиан).
Сия порча удобна, яко ведом срок, егда силу емлет, сколь камениев в низке, по стольких днех зачало дела, ево же, сиесть дела, конец тожде зело скор. Вмале пред полунощью стол быть должен покровен чёрныим платом, ниже сукном коим. Ко средине ево, сиесть стола, устави свещу во свещнице, яко зде преже писано, да пред нея, сиесть свещей, клади низку, а и по шую же страну клади черна хлеба кус да чару водки устави, сице дань бесам. По сих-то уготовлениах, во полунощь надлежит како и преже четыредесять раз поряду заговор на киеждый камени молвить.
"Яко бысте от века преже, мати сухота по земи бродила, егда ступит, тако былие падет. А ходила лета долгия, захождаше во мнози домы, а выкликаю ныне поделием полунощныим, бесов темновидныих, явитеса, бесы темновидныя да приемлете глагол сей: а подите по земи во разны страны да на четыре-то сторонушки, а сыщите мать Сухоту, а и молвите до ея сей глагол. Да николе же бродит по земи да николе же сушит былие травныя, да николе же вхождаше во домы мнози, а ино поидет до рабы божией имя, да взыдет во дом рабы божие имя, а внидет же чрез камени сия. Сколь камениев в низке еси, толико днех мати Сухоте путь до рабы божией искати. Слово уговор поделие замок. В век века аминь "
Вмале до солнца восхождения хлеб да чару на перепутии остави со примолвкой: дань за милость. Низку же оберни во сей покров, коим стол покровен бысть. Да времяни покуда дар предложить несть поры. Егда же дар своя творише, то в мысли держи едино слово : слажено.
Переклады под камни.
Зело премноги потворы содеять способно чрез камени велие да ныне ведаю полсотни таковых обрядов.

Перьва дабы деньги у человека не жили.
Сего ради потребно како ни есмь, а монету до сего человека пренадлежащу раздобыть. Да во месте пустынном камень приискать, яко глыба велик. Далее ко полунощи да на стар же месяц ко сему камени придти, да сею монету наговорить и под камень схоронить. Заговор-то сорок разов молвить, а и заговор-то сей таков:
"Во сокрытом царьстве да во потаённом государьстве, еси царь велико-велик да вся твари земныя-то кланяются. Иже еси царь, то князь миру сему до гласа трубна. А и еси-то терем царьский да и престол златый, а иже аз есмь имя, да ко престолу-то преступлю, землекасательным поклоном милости царьския таково испрошу: а иже ти царь - всему миру государь, даждь ми монету царьску да печатью твоея мечену. Да и подаждь-то се то те крепка вера да бысть и до гроба крепость. А и еси буде монета царьска, рабу божию имя на скудость да на нищу долю. Завет ключ - потвора замок. По веце да и веком."
Далее ту монету под камень брось со примолвкой:
" Хороню злато- серебро, медь да всяк пребыток раба божия имя. Кто еси сея камени изгрызёт, той сею потвору сымет. Аминь."
Далее уходи да и не оборачивайся. Тако буде и свершено.

Заговоры на предметы обиходны. Сии заговоры еси основа, их же подобает ведати, прежде како обряды творити, то и кроме сего вместно да сила вмале буде. Сице же столь велие потребно, яко заговоры образы живить, яко с сим много удобнее поделие всяко вершить. Ныне глагол мой, яко свещницу тако заговорить, кабы по всяк обряд чрез нея творим бесы силу ея множили да обряд бы тем крепили.

Потребно же сего ради поделия едину свещу церьковну в земь погостну зарыть на могиле безвестныя.
Творити же сие тако надлежит: взем свещу от службы церьковныя да посеем вниде на погост ко полунощи, егда же внидешь, тако поклонись землекасательно да десной руцей на зем погостну монету кратну пяти брось да со таковой примолвкой: дань за милость. На перьвыим же перепутье сие тако же сотворити должно. Да посеем тако же на могиле кую в пособь ставити. Далее сию свещу во тряпицу чёрну да во землицу погостну тако ж на четыредесять ден закопай. Да сие-то со таковым заговором:
"Расторгниса мати земь да то мене на пособь, на пособь да во подели велию, да подъемлется сила погостна, сила погостна именем же еси безвестна, именем же безвестна да и внидет же во свещу сию, а свещу же церьковну да несть церьковну да то погостну. А и буде ти, свеща погостна, бесам темновидныим светильник, поделию чёрну пособник. Чрез тя же сила погостна подъемлется, во те же еси крепится да сроку сего четыредесять ден да нощей. В век века аминь". Едину такову ж монету брось со примолвкой:
"сице данью уговор скрепляю аминь." Посих-то четыредесяти днех на погост приди да таково же, яко перьвый раз три поклона со пятаками во тех же местех, кои прежде, клади. Засим же свещу во тряпице из земли вынь да тако же со поклоном три пятака на могилу пособну клади, а и со примолвкой таковой: дань за милость. С сим со погоста иди. Далее же взем свещницу, кую во обряды употребити хощешь и разнства несть коего вещества сия свещница сотворена, хоша со бронзы, хоша со чугуна, но зело не полезно, ежели из древесины коей, яко свещи на обрядах всяко знамение подают, а чрез то не возгорелась бы и древесина. Тако ж несть разнства сколь рожков у свещницы, но по их же, сиесть рожков, число нощей составляется, сколь рожков сих, столь же нощей обряд творити. Да присеем надобно свещница бы сия с иглицами на рожках-то, дабы свещи на иглицы низать.

Обряд же тако вершить надлежит:
Вмале пред полунощью свещницу омой, ключевой водицей, ниже колодезной да ко полунощи вторый раз и то мёртвой, сиесть погостной водицей. Абие стол покровом чёрным покровен бытии должен, да благо ежели то не кая ни есть тряпица, а велие пространен чёрен плат вдовий. На сем же покрове устави свещницу на ню, сиесть свещницу, во рожок на иглицу уцепи свещу, кая с погоста. Да ея, сиесть свещу, от лучины, ниже от щепи вжигати надобно. Сие же творити во полунощь, ниже вмале после нея, полунощи. Посих же вся уготовлениях честь таков еси заговор: поделием полунощныим да покровом чёрныим, свещей церьковныя да погосту причащённыя, платом вдовиим да земью погостныя, бесов выкликаю на пособь схождашася. На пособь схождашася, по словеси древлиим, сице соходитиса поряду сея свещнице, сея свещнице да погостныя свещи. А и приступитиса ко свещнице да явишася во пособь по всяко поделие, аще кое поделие вершити, зело буде потворницы, зело пособницы. От сего часу да от сих-то словеси да по всяк ча
с, а и по всяко поделие. В век века аминь. Яко зде преже писано, столь полунощей образом сим совершать, сколь рожков еси у твоея свещницы. Тако свещу сию вжигать, дабы на вси досталь бысть, а егда прилучися дело свершенное, тако во сию полунощь свеща вовсе догореть должна. Доколе же ея пользуеше, тако днесь во сундуке держи. Да всякия свещнице едина свеща бысть, аще же мнози свещницы те потребны, тако на вси я свещи таковым же ладом творити, яко зде преже писано.

Заговор на стакан гранёныя, дабы чрез сей стакан зрети человеков.
Сим-то заговором возможе стакан заговорить, кой в обиходе пользуем, дабы чрез его зрети, потребна человека и мнози людия, а равно пребывание да говор послышать, яко навык крепить. Ради сего взем стакан гранённый да по захождении солнечном сей стакан водицей ключевой полни до верьху. На сей-то стакан водицей преисполнен, заговор молви четыредесять раз к ряду: стану аз несть помолясь, да персты несть перекрестясь, несть двема персты, несть трема персты, поиду тропы сокровенными во лес тёмныя. Во лесе тёмныим, еси ключ быстротечен, поклонюсь-то сему ключу быстротечну да со таковым прошением: еси ти мати водица, глубока, чиста да стремлением скора, отверзи ми очи зорьки да яви земи пространныя. Яви же ми раба божия имя, бысть бы раб божий имя во палатах белокаменныих, бысть бы раб божий имя во горницех велицех, бысть бы раб божий имя, во во лесе тёмныим, а ино во поле чистом да во остроге дальном. Вси бы ми ево зрети, вси бы ми ево слышати. Буде ми, мати водица, во сем деле пособ
ница, сыми покров со раба божия имя, со человек со им бывшее. Буде же по словеси сему. В век века аминь. Тако творити всяк раз, егда зрети коего человека, ниже мнозих человеков восхощеше. Едино для сего к сему чесо зде писано потребно имена ведати имя надобнаго те человека. Да к сему же, по конце-то обряда гляди в водицу сию невступно, покуда слаб образ не явишася, образ же сей, яко из морока болотна восхождаше, аще же нимало неколеблем и взор неотходен, тако узришь потребна человека, а ино и глас услышати може. Да сего-то человека, егда глядишь в водицу неотлучно на мысли держати надобно.

Заговоры на судебны тяжбы. Сих же есмь велие множество, яко не счесть тяжб бывающих, тако же и нужд чрез них являемых. Сице зде колико есмь. Перьвый заговор, аще восхощет кой человек твое имение отъяти. Сице же по вся имение хождаше во полунощь на всяк днесь тяжбы, их же много бывающе, ходите же от дальнея горниц ко перьвыим. Да егда ходити, то со лучиной, сию же вземь в держицу. Хода же три круга, а и заговор-то чести на каждыя по тридесять-то и три по всяк круг. Яко еси днесь да нощь, тако еси суд земныя да небесныя. Суд небесныя, иже праведен, суд земныя еси приткновен. А поиду же аз до суда земнаго да испрошу се милости, а и суди-то во судех земныих еси беси темновидны. А еси вы, бесы темновидны, пособите во тяжбе земныя, дабы ся тяжба мене на лад бысть. Тако исполните, вы бесы темновидны, дабы ворогу муку приятии, муку приятии да тяжба-то обращся противу раба божия имя ворога. А егда же буде словесы раба божия имя, то вси на клевету приемлются, а и буде от его людия да н
е взыщутся от я словесы, а и буде судьи-то николе не милостиви. Пособите во потребе сея, судиьи-государи бесы, аз на то оброк сотворю. Ныне и в век века аминь. По конце же тяжбы сей подобает монету серебряну кую ни есмь числом на перекрёстке во полунощь оставить. Тако со примолвкой: дань до новыя потребы в век века аминь. Сице исполнено.

Причёты ко двунадесяти трясавицам. Купно на вся сии причёты ведати потребно, чесо еси двунадесяти трясавиц. Сии трясавицы кажда в пору власть держит. А во ины поры тако же силу емлет да не равну утверждённой ея поре. Сице двунадесять причётов да по числу сих трясавиц. Сии же причёты, дабы кую ни есмь трясавицу на жива человека во всея ея силе обратить. Еси и причёты како сие съять да их-то равно двунадесять. Тако же еси меж люда хождение единых заговоров да ими сии трясавицы не побеждаемы. Кое есмь едины заговоры да на вся двунадесяти трясавиц, то егда силу емлет сей заговор, аще трясавицы не напуском навели, а яко хвори по ослаблению пришли. Егда же слаб силами кой человек, то да его трясавицы без причёта прихождаше, а их же съять мал труд. Колико же напуском содеяны, то сии едино двунадесятью причётами отчитывать, а ино несть толку. Перьва трясавица именем Знобея. Удел же власти ея велик от месяца септемврия дня перьваго до месяца октемврия дня же тридесять перьваго. Да во
се емлет таковы разны хвори, яко озноб да со огневицею велией, подёр да сверьба, а и по вся телеси ломота сие же вся есмь до смерти, аще не съять отнапуска. Причёт перьвы да сея трясавицы. Причёт же на водицу честь потребно, егда еси вещица кая да человека принадлежаща, то сию вещицу той водицей кропить, ино же несть ея, то испить дать человеку, а буде сие невместно, то при пороге ли на земь у ворот вылить. Да причёт-то честь три дни к ряду, егда на ум вспадёт во дни удела трясовицы. Творить же сие во полунощь, месяц небесный для сего силы не емлет. А дабы двунадесять раз порядок не твердить, то сие верно до вся трясавиц. Сице водицу взем да на ню молви перьвый причёт. За горы высокыми да за реками быстрыми, стоит терем черн да каменный. А и есмь во том тереме чёрном да каменном, двунадесять сестриц да прозваньем трясавиц. А прийду горы высоки да реки быстры да приступлю ко терему черну камену, а и поклонюсь-то земно сестрицам да прозваньем трясавицам: а и вы сестрицы, число
м-то двунадесять, выкликаю же знобею, нейди ти Знобеюшка, род человечскый мучати, кости ломати да телеса знобити да огнём палити, а иди ти Знобеюшка, да раба божия имя. А прийди ти да его порога, а и взем ти раба божия имя на муку смертну, да стани кости ломати да тело знобити, а и огнём палити. Не бысте покою, да и не бысте справы, а и мука смертна. Да часа смертна да доскы гробовой. Молитвы не отмолити да заговоры не отговорити. Словом крепкым уговором древлим. Ключ да замок. По векы вечныя аминь. Далее предлежит сей водой вещь окропить да со таковой примолвкой: заговором древлим да уделом великым на муку рабу божию имя. Колико еси ти в уделе Знобеюшка, толико те раба божия имя мучати. Крепкым заветом да тайны словеси аминь. Како прежде писано, егда несть вещи, то пред сим како человека водой поити сие же молви, а ино и пред порог егда вылить, то таков же заговор. Да прими на мысль, чесо ране по уделу станешь дело вершити, то и далее трясовица от ворога не отыдет да вернее
доле и мучати буде, то и вернее во гроб сведёт. Тако есмь обще сие до вся сих трясовицы. Втора же трясовица именем Чернея. Есмь ея удел тридесять перьваго дня октемврия месяца и до тридесятого дни новемврия месяца. А и мучит же сия трясовица многоразны хворями да неведомыми недугами, а и кое есмь допреж бывши хвори, то те тако же отворяет, да держит-то до смерти человека. А и съять ея ниже сведати чесо есмь зело претрудно. Причёт же до ея како и ко перьвой на воду чести предлежит, а и ино во вся тако вершити, како с перьвыим причётом. Да причёт-то сей таков: за горы высокыми да за реками быстрыми, во лесе тёмном есмь стоит терем чёрн, чёрн да каменный да к небесам-то подъемлется. А и есмь-то во том тереме чёрном да каменном двунадесять сестриц, родом же трясовиц. Кажда княжна млада да каждой удел княжеской, а и прийду аз горы высокия да реки быстрыя да ко терему чёрну камену. А и во удел-то Чернеи-трясовицы: поклонюсь-то ея землекасателно да со таковым-то до ея словом: аз ж
е ти, княжна-трясовица Чернея, людия мучишь да и гробу приводишь, аз до тя прошение емлю: егда бысте те удел, то нейди на род человечскый: хвори творити, сущи отворяти да неведомы устрояти, а иди же ти до раба божия имя, хвори творити да сущи отворяти да неведомы устрояти. Несть рабу божию справы да несть спокою. Тако бы денно да нощно хвори да болести раба божия имя стретали, веком бы сократитеся да гробу прейдти. Никто же сего сымет, никто же отмолит. Словом крепкым да уговором древлим по вецы вечныя аминь. Егда же водицу сею испити даждь, не то и вещь окропляти станешь, а ино и при пороге вылить надобно, то такову примолвку : сея водица предпутие до раба божия имя да трясовице Чернее. На пагубу верну. По веки вечныя аминь. Третия же трясовица прозваньем безумная, именем же Шумея, ниже Трясея. Удел ея от тридесятого дни новемврия месяца до тридесятого же дни дикемврия месяца. Мучит же много во уделе род человечскый да разны хворями со света провождаше. Приключаются от нея
припадки, яко одержимость, то беснование, ум мешает да глаголы неверны наводит, к сему и слепота от нея явишася може. Да тако и изводит, чесо человеки самоубивцами ко гробу прихождаше чрез нея. Причёт же до нея творится како перьвыим двум, а причёт же сей есмь таков: за горы высокыми да за реками быстрыми, а и во лесе тёмном есмь стоит терем чёрн да каменный да к небесам подъемлется. А есмь во том тереме чёрном да каменном двунадесять горниц да и во сих-то горницах, есмь двунадесять сестриц, родом же трясовиц. Аз выкликаю ныне трясовицу прозваньем безумну да величаньем трясею, а именем же Шумею, а и ти, щумея, уделом властна, ум-то ясен видением темнишь, да мнози хвори наводишь, да и чрез тя взор ясен отъяся, а и ко гробу человеки волей идут. Тако иди ти, трясовица Шумея да ворога раба божия имя, да сведи ти имя со света бела, а и во могилу тёмну. Уговором древлим да уделом великым. По веки вечныя аминь. Тако же и примолвку молви, яко прежде: сия вода -путь до раба божия имя
да трясовице-княжне Шумее. От сих словесе да по векы вечныя аминь. Четверьта же трясовица именем Ломея удел ея от тридесятого дни новемврия месяца до тридесять перьваго дни дикемврия месяца. Много людия от нея муки приемлют кости-то во вся телеси ломит да сердце щемит, тоску наводит да тако хвори схождашася, чесо человек житии не желает. Самоохотно с бела свету сходит. Творить же сея трясовицы причёт тако же како и прежним, да причёт-то таков: за горы высокыми да за реками быстрыми, еси остров да то буян, да на острову-то тёмныя лес, а и во лесе тёёмныим терем чёрн. Терем чёрн да каменный, а и во том тереме чёрном да каменном двунадесяти палат княжескых. Чесо еси палата княжны Ломеи. Како и прейду аз горы высокия да реки быстрыя да взойду-то на остров буян, а и во тёмныя лес, а и прейду же во терем чёрн да каменный да и ко трясовице Ломее, да поклонюсь-то земно: а и ти, трясовица Ломея, буде ти мене общнице во подели чёрном да на уделе твоея. Соиди до раба божия имя, испров
рещи укрепы да молитвы, да сломи кости раба божия имя, а и защепи сердце раба божия имя, да изведи муки много разныя раба божия имя со свету на уделе своея. Буде же от сих словесе да покон удела тако по уговору. По вецы вечныя аминь. Да примолвка на воду: буде те, трясовица ломея, путь до раба божия имя. По веки вечныя аминь. Пятый же причёт до трясовицы именем Скорбная. Скорбью да кручиной мучит, с ума чрез сие тако сводит, не от хвори телесныя, а и от муки душевныя людия во гроб сходят. Удел же трясовице сей тридесять перьваго дни месяца дикемврия и до двунадесятого дни марота месяца, а во ины годы тринадесятого дни того ж месяца. Причёт же до нея ино, неже прежним творити потребно, девяти влас потребно от ворога на коего напуск да лента поминальна, (вероятно траурная). Сею же лентой власы перевяжи да на ню причёт четыредесять раз молви, тако же на зачали удела трясовицы и во полунощь. Заговором крепким да уставом древлим, выкликаю трясовицу матерь Скорбную. А иди же ти, т
рясовица матерь Скорбная от блат топкых, от лесов тёмныих, от рек быстрыих да погостов скорбных. А и взем-то ти, муку гробовую да кручину темничну, скорбинушку погостну да тоску люту, а и обрати, матерь скорбна, муку гробовую да со кручинушкой темничной, скорбинушку погостну да тоску люту на раба божия имя. Бысть бы рабу божию имя, мука, аще при гробе, а и бысть бы рабу божию имя, кручина, яко во узах, а и бысть бы рабу божию имя, скорбинушка, яко кровныим на погосте, да и бысть бы рабу божию имя, тоска люта. От сих словеси да по всяк час. Никто же отмолит да никто же отшепчет. По веки вечныя аминь. Ленту-то поминальну во ину полунощь при вратах погоста прикопай да со заговором: отселе до раба божия имя, те мати Скорбная путь верен, да и со соковниками. По веки вечныя аминь. Далее три монеты на месте том остави со примолвкой: дань за милость.

Причёт шестый да трясавицы Расслабеи
Удел же ея четыренадесятаго дни марота месяца до тридесятаго дни априллия месяца. Мучит же сия трясавица человеков, яко глаголема, сиесть кости расслабляет, суставы отъемлет, чувство во руцех и телеси отъемлет тако ж. причёт же до нея честь на погостну земь, аще при пороге класть, а ино на погостну водицу, аще испить даждь вместно. Причёт же тако же во полунощь честь да четыредесять раз, яко до скорбной трясавицы. Причёт же таков:

За горы высокыми да за реками быстрыми, еси терем чёрн да каменный, а во сем-то тереме чёрном да каменном, еси двунадесять сестриц прозваньем трясавиц. Аз прейду горы высокия да реки быстрыя да прейду ко терему чёрну да камену. А во сем-то тереме еси горница княжны трясавицы да прозваньем Расслабея. Яко вниду аз во сей-то терем да прейду аз до горницы трясавицы княжны Расслабеи, поклонюсь-то ея земно да со таковым словом: аз же ти, княжна Расслабеюшка, пособи же мене во подели чёрном да на уделе своя. Приди до рабы божией имя, силы ея сокруши да суставы ея отыми, дабы перстом николе не двинути, хлад да огнь николе не восчувствовати. А и нози бы рабы божией имя, вмале не хождаше, а и руцы-то рабы божией имя, вмале не подъемлются. Буде же сия вся зачало на уделе твоя. Словом крепкым, уговором древлим по веки вечныя аминь.

Засим примолвка на земь, ниже воду погостну:

се еси предпутие трясавице Расслабеи до рабы божией имя. По веки вечныя аминь.

Причёт седьмый до трясавицы Пухлеи.
Удел же ея перьваго дни маия месяца до тринадесятаго дни иуня месяца. Чрез сию трясавицу таковы разны муки происходят: яко водяница от ея находит, огнь антониев тако же може произвесть, гниение всяко во телеси чрез ея зачинается, а и мнози хвори, коим людия имён не ведают. Сице еси сия трясавица свойства таковаго, чесо идет на гнилу водицу, сиесть болотну, а к сему пора ея удела зело удобна, яко о ту пору ледь со блат сходит. Аще не вместно при пороге сию водицу оставити, то ея во ковш взем да в ню пять власков ворога, а егда заговор молвлен, тако примолвку скажи да сю водицу со власами внове в болото. Честь же сея причёт на захождение солнечно, а причёт же таков:

Во болотном царьстве да во сокровенном государьстве, еси царь да то болотный государь. А и еси сего царя да сего болотна государя двунадесяти дщерей, княжён да царевен. Сии же еси сестрицы да прозваньем-то трясавицы. Аз приступлю ко болотну царьству да сокровенну государьству. Поклонюсь-то земно сокровенну престолу да испрошу се милости да потворы, а и во подели чёрном пособи. Аз тя выкликаю княжна трясавица Пухлея, пособи во подели чёрном на уделе твоя. А и нейди люд мучати, хвори творити да ветхи отворяти, а поди до рабы божией имя, телеса ея растити, водяницу на ея напускати, кости белы рабы божией имя гноити, хвори многоразными ея ко гробу привесть. Словеси сим поделие замок да ключ еси древен уговор. По веки вечныя аминь.

Како прежде зде бысть писано примолвку сказывати, сия же такова:

Сия водица ко трясавице болотныя Пухлеи весть да до рабы божией имя путь, егда придет, тако путь крепит. По веки вечныя аминь.

Причёт осмой ко трясавице прозваньем тайная, именем же Гнетея.
Удел ея таков же, яко трясавицы Пухлеи. От перьваго дни маия месяца до тринадесятаго дни иуня месяца. Мучит на уделе своя многоразными хвори человек, особу силу емлет, яко, егда на уделе ея хворь кая нарождается, тако не отворится покуда не смертна. Перьвы же хвори от нея видимы кручину наводит, страхи разны, видения да слухи, сны худыя. Причёт же честь на водицу зело ладно буде, аще на колодезну, да и ина прок даст. Честь во полунощь, а причёт же еси таков:

За горы высокими да за реками быстрыми, еси терем чёрн да каменный. А во сем-то тереме чёрном да каменном еси двунадесять княжён сестриц да прозваньем трясавиц. Аз прейду ко терему чёрну да камену да вниду во горницу княжны трясавицы прозваньем же тайная да именем же Гнетея. Поклонюсь-то земно да со таковым словом: а и ти, княжна трясавица, прозваньем же тайная да именем же Гнетея, пособи ти мене во поделие чёрном на уделе своя. Нейди ти, человеков мучати, кручинушкоя я морочити, а поди же ти до рабы божией имя, денно да нощно, на утрие да на повечерии, рабу божию имя мучати. Хвори разны сживати, ведомыя да безвестныя, бывши да новее, со кручинушкой да скорьбинушкой. А и ти, княжна трясавица, прозваньем же тайная да именем Гнетея, пребуди со рабой божией имя до часу смерьтна неотходно. Бысть по словеси сим, яко отвеку уговор. По веки вечныя аминь.

Примолвка же такова:

Сия водица предпутие до рабы божией имя, да трясавицы княжны прозваньем же тайная, а именем же Гнетея. По веки вечныя аминь.

Причёт девятой до трясавицы прозваньем белая, именем же Агнея.
Удел же ея со тринадесятаго дни иуня месяца до тридесятаго дни иуля месяца. От нея же хвори таковы происходят: огневица велия да видения мнози, кровь вся подъемлется да припадки разны, сие же вся ране иных до гроба приводит. Причёт же до нея честь во пору, егда солнце заходит да и честь-то на лучину ли щепу березову горящу, тако становясь, дабы дыму бысть во ту сторонушку ко ворога дому. Причёт же таков:

За горы высокими да за реками быстрыми, еси терем чёрн да каменный. А во сем-то тереме чёрном да каменном, еси двунадесять сестриц прозваньем же трясавиц. Аз прейду горы высокия да реки быстрыя да приступлю ко терему чёрну да камену. Аз тя выкликаю княжна трясавица прозваньем белая, именем же Агнея. Поклонюсь-то те земно да со таковым-то прошением: а и нейди ти, княжна трясавица прозваньем белая да именем-то Агнея, человек мучати, а поди ти до рабы божией имя. Оцепи ея главу огненным ободом, распали ея кровь, яко смолу кипучу, приведи сень незнаему на разум, отыми память. Да пребудет и, княжна трясавица прозваньем белая да именем Агнея со рабой божией имя до часа смертна. По веки вечныя аминь.

Примолвки же по деянию сему не потребно.

Причёт десятой до трясавицы противной.
Сия трясавица имени не емлет, а едино прозванье противна. Удел же ея со тридесять перьваго дни месяца иуля до тридесятаго дни аугуста месяца. Ум отъемлет, равно же и память, от пищи отвращает и чрез сие сушит, ярость во сердцах подъемлет, кровь во телеси отворяет, а чрез сие боле смерти приключаются. Причёт же до нея честь во полунощь да на водицу, а причёт же таков:

За горы высокими да за реками быстрыми, еси терем чёрн да каменный. А во сем-то тереме чёрном да каменном, еси двунадесять сестриц да прозваньем трясавиц. Аз прейду горы высокия да реки быстряы да приступлю ко терему чёрну да камену. Аз выкликаю тя княжна трясавица прозванье мже противна, именем безвестна, пособи ти мене во поделие чёрном, приведи же до гроба раба божия имя, пищи бы несть николе не вкусити, разум бысть помрачён, память еси отъяся, да и ярость-то во серьдце подъемлется, а и кровь во телеси отворитися, тако бысте мытарствы сия до гроба. Пребуде ти, княжна трясавица прозваньем противна да именем безвестна. Уговор замок да поделие ключ. По веки вечныя аминь.

Примолвка же такова:

Сия водица еси предпутие да раба божия имя до трясавицы прозваньем противна, именем же безвестныя. По веки вечныя аминь.

Причёт единадесятой до трясавицы именем Старея.
Удел же ея со тридесять перьваго дни иуня месяца до тридесятаго дни иуля месяца. Вся части старит, серьдце становит. Причёт на погостну земь, ниже воду. Яко прежде зде писано творити же во полунощь. Причёт таков:

За горы высокими да за реками быстрыми, еси терем чёрн да каменный. А во сем-то тереме чёрном да каменном, еси двунадесять сестриц прозваньем трясавиц. Аз прейду горы высокия да реки быстрыя да приступлю ко терему чёрну да камену. Аз выкликаю княжну трясавицу именем Старею. Поклонюсь-то земно да со таковым словом: а и ти, княжна трясавица стареюшка, пособи ти мене во поделие чёрном. А и нейди, ко людиям добрыим кровт хладити к гробу провождати, а поди ти до раба божия имя, кровь хладити, серьдце становити, да и ко гробу провождати. Буде по словеси сим. Поделие
Привязки кровныя. Сии же вси привязки до многоразныих потреб. Перьва же аще ведьма при гробе пребываше, а и несть человек, кои бы силу ея прияли. Сице надлежит творити николе по часе, николе же и нощь да днесь, а вместно по всяку пору. Тако иглицей костяной, яко преже писано заговорённой, кровь бы се ведьма на шуйныя руце отворила. Яко кровь-то течёт, тако трижды заговор молвить: еси ти кровь – руда же человечска, аще ли ти бысть живота зачало, живота зачало ево же держица. Еси ти кровь – клятвы мнози сокрепляеше меж людия да беси, по всяк зарок веком. Еси ти кровь, буде ми ныне порука да сокрепи уговор, дабы емлемо ми бысть по гробе упокоение. А и преиде сила, кою ныне в се емлю да отиде беси ми верни заступницы, ми же во поделиях общники, кои до мя сокреплены бысть, а и кои добрыя по души порукой, а и кои данью емлеми, а и кои во уветии сподоблены. Тако бы отиде вся чесо емлю до вещи кою со примолвлением возму да чрез вещь сю бысть бы вся человеку прииде. Сему же времяни несть, а бысть по веки вечныя. Ключ поделие кровное- замок уговор древлий Аминь. засим во десну руцу взем вещицу во кою сила соизыти должне да на ню, сиесть вещицу, таков заговор молвить надлежит двунадесять раз счётом. Еси ти, именование вещи, буде ми во подели потворнице, сиесть со беси общнице, силе же сокровеннее приемнице. Беси же зовом сокликати, сила аще же соизыти совне. Аще ли кой человек по сем часе во руцу вземлет, тако бысть сему человеку силу емлющу. А и бысть сему человеку силу емлющу, егда же сила вовне соидет. Егда же сила вовне соидет, тако беси на сие сохождашася. Егда же беси на сие сохождашася, той бысть я вси человеку силу емлющу общницы, яко ми на веку бысть, а и бысть я вси человеку силу емлющу советницы, яко ми бысть, а и бысть я вси человеку силу емлющу сокреплени, кои ми бысть. А и бысть я вси человеку силу емлющу данники, кои ми бысть, а и бысть я вси человеку силу емлющу порученники, кои ми бысть. Точию же бысть я человеку силу емлющу заступницы крепцыи да во уветие по вся дни пребывающи. Ключ поделие кровное – замок уговор древлий. По веки вечныя аминь.

Переклады под камни.
Зело премноги потворы содеять способно чрез камени велие да ныне ведаю полсотни таковых обрядов.

Перьва дабы деньги у человека не жили.
Сего ради потребно како ни есмь, а монету до сего человека пренадлежащу раздобыть. Да во месте пустынном камень приискать, яко глыба велик. Далее ко полунощи да на стар же месяц ко сему камени придти, да сею монету наговорить и под камень схоронить. Заговор-то сорок разов молвить, а и заговор-то сей таков:
«Во сокрытом царьстве да во потаённом государьстве, еси царь велико-велик да вся твари земныя-то кланяются. Иже еси царь, то князь миру сему до гласа трубна. А и еси-то терем царьский да и престол златый, а иже аз есмь имя, да ко престолу-то преступлю, землекасательным поклоном милости царьския таково испрошу: а иже ти царь – всему миру государь, даждь ми монету царьску да печатью твоея мечену. Да и подаждь-то се то те крепка вера да бысть и до гроба крепость. А и еси буде монета царьска, рабу божию имя на скудость да на нищу долю. Завет ключ – потвора замок. По веце да и веком.»
Далее ту монету под камень брось со примолвкой:
« Хороню злато- серебро, медь да всяк пребыток раба божия имя. Кто еси сея камени изгрызёт, той сею потвору сымет. Аминь.»
Далее уходи да и не оборачивайся. Тако буде и свершено.

Заговоры на низки со каменьев составлены.
Зело премногия еси заговоры на низки, (бусы), со мнозих камней многоценныих. Хоша сии камни зело драги, аще в дар коему человеку потребный камень дати, тако сея человек по заговору вси исполнит. Зело полезно заговор творити на низки, яко сколь во сих каменьев, столь месяцев, ниже лет человек заговору покорен. Сколь же сему бытть, писано сие во обряде всяком.

Оберег от морока напущена на низку яшмовую света зелена хладнаго.
Зело полезна в ворожбе, вся истину отверзает да на то чётки надобны. Аще же низка, тако она морок сымает, егда напущен, а ино разум затворяет от мороку. Посему полезна в ведовскых поделиях, чрез нея ни коей омороки не прилучися. Аще кой морок отсекает, то ея един из камениев тако на расхождашася на части малыя. Обряд же творити во полунощь да на свещу и преже сию низку во водице ключевой омыть, а засим заговор честь четыредесять раз поряду на киеждый камени.
Посему и бысть свершено поделие.
Заговор же таков: «Стану ликом на страны заходныя да поиду путём потаённыим, а поиду во тёмныя лес. Да во тёмныим-то лесе еси поле да луг пространныя, а се не поле да луг пространныя, а се болото пагубно. Да на том-то болоте пагубныим еси былие травное да еси на том болоте пагубныим цветы многоразныя. А приступлю же ко сему болоту пагубну да стану выкликати государя болотнаго: еси ти государь болотныя, да еси во твоем государьстве былие травныя зелено, а и цветы многоразныя, а и мороки нощныя премнозии, а и огнь велие дивен, тако яви до мя милость прими ти от мя зарок древлий. Сколь лет аз камень зелен да травнаго твово былия сподоблен, держати при се кой человек станет, столь бы невступно мороку не ведати. Ключ уговор да поделие замок. В век века аминь»

Приворот на низку чермныих, (красных), камениев любовныих, (гранат).
Сей приворот силён николе долгим времянем, а ино велией крепостию, киеждый камени силу емлет точию месяц да обще може быть до двух лет. По сие же время, егда силу емлет, человек вся сердцем люб таже може брак творити, ради сего приворот зело полезен точию по вся время, егда человек на малое время привязан быть должен. Творит обряд тако же во полунощь да заговор-то на свещу честь, тожде четыредесять раз на киеждый камени колико я еси. На море окияне да на острову буяне, еси изба, а во сей-то избе еси велия пещь, огнь во пещи подъемлется, уголья во пещи горят, древеса да смолы кипят, а и вниду аз во избу сию. Да и вдам во сию пещь сердце раба божия имя, во огне бы гореть да во смоле кипеть любостию по рабе божией имя. Не быть бы николе отпуста, ни по днех, ни по нощех, ни на утрие, ни на повечерие. Вси бы раб божий имя на разуме держал да на сердце се приложил любость велию до рабы божией имя. А буде се вся рабу божию имя, вспомин чрез чермны уголья, а сии чермны уголья еси камени. А камени сии имянем любовныя, а камени сии ныне заговором заговариваю на крепкую любость раба божия имя до рабы божией имя. Сокрепляю сей заговор древлим уговором. Ключ уговор да поделие замок. В век века аминь.

Заговор от всякия порчи на низку кошачьево зрака, (глаза).
Сице заговор, то укреп от всякия порчи на низку кошачьево зрака. «Сколь камени в низке буде, столь порч на ся приемлет, егда же предел ея силы , тако расторгнется. Сице на памяти содержати надлежит, чесо всякая порча, едина иной не чета, но мнози низка всё едино отведёт. Честь во полунощь четыредесять раз, яко преже на свещу. Поделием полунощныим словесе крепкым, заговариваю аз, сии камени, быть бы укрепом по вся порчи напуском на имя, быть бы заступой от поделия погостнаго, болотнаго, от яствы заговорённаго, от словеси худого, от мороку всяка, на ветер причётом глаголемого, на воду шепотом молвлена. От сих словеси да по веки вечныя аминь.»

Привязка на дружество. На низку со златаго камени, (хризолит).
Егда потребно коего человека к се привязать, сердце ли желает точию выгоден, тако сие може чрез сей злат камень. Сколь в низке буде камениев, столь лет сильна привязка. Дружество же еси чисто от всякия пороков зависти, лукавства, ниже лжи. Творити заговор на повечерии, тако же на едину свещу да четыредесять раз на киеждый камени.
«Во сокрытом царьстве да во потаённом государьстве, еси престольныя град. Во престольныим же граде еси чертог царьской. Да яко вси во сем чертоге царьском зело украшено златом, сребром да драгим камением, а се злато, сребро да драги камения еси дар ведовской да на людску потвору. Яко вниду аз во чертоге царьския да приступлю ко престолу государьскому, поклонюсь-то царю земно да со таковым до ево прошением: еси ти царь, премудрый государь, надели ти камения сии златы силушкой ведовской, дабы кой человек я при се содержати буде, сице людия до ево с велием бы дружеством прихождаше, несть бы меж я кой завидит, несть кой злобу емлет, несть кой корысть помянет, несть кой лукавствовати восхощет и несть хулу напрасну сеюща, и несть раздоры творяща, и несть кой навет клеплет, а еси други добрыя, старьцы да молодцы, старицы да молодицы, еси кой ведает, то и лад емлет. А бытиь сему толико лет, колико во сея низке камениев. Ключ уговор да поделие замок. В век века аминь. сице едино аще бы на очарование творити, людия согласни буде посему.»

Порча на сухотку на низку темна камня от земи исходяща, (обсидиан).
Сия порча удобна, яко ведом срок, егда силу емлет, сколь камениев в низке, по стольких днех зачало дела, ево же, сиесть дела, конец тожде зело скор. Вмале пред полунощью стол быть должен покровен чёрныим платом, ниже сукном коим. Ко средине ево, сиесть стола, устави свещу во свещнице, яко зде преже писано, да пред нея, сиесть свещей, клади низку, а и по шую же страну клади черна хлеба кус да чару водки устави, сице дань бесам. По сих-то уготовлениах, во полунощь надлежит како и преже четыредесять раз поряду заговор на киеждый камени молвить.
«Яко бысте от века преже, мати сухота по земи бродила, егда ступит, тако былие падет. А ходила лета долгия, захождаше во мнози домы, а выкликаю ныне поделием полунощныим, бесов темновидныих, явитеса, бесы темновидныя да приемлете глагол сей: а подите по земи во разны страны да на четыре-то сторонушки, а сыщите мать Сухоту, а и молвите до ея сей глагол. Да николе же бродит по земи да николе же сушит былие травныя, да николе же вхождаше во домы мнози, а ино поидет до рабы божией имя, да взыдет во дом рабы божие имя, а внидет же чрез камени сия. Сколь камениев в низке еси, толико днех мати Сухоте путь до рабы божией искати. Слово уговор поделие замок. В век века аминь »
Вмале до солнца восхождения хлеб да чару на перепутии остави со примолвкой: дань за милость. Низку же оберни во сей покров, коим стол покровен бысть. Да времяни покуда дар предложить несть поры. Егда же дар своя творише, то в мысли держи едино слово : слажено.

Потребно же сего ради поделия едину свещу церьковну в земь погостну зарыть на могиле безвестныя.
Творити же сие тако надлежит: взем свещу от службы церьковныя да посеем вниде на погост ко полунощи, егда же внидешь, тако поклонись землекасательно да десной руцей на зем погостну монету кратну пяти брось да со таковой примолвкой: дань за милость. На перьвыим же перепутье сие тако же сотворити должно. Да посеем тако же на могиле кую в пособь ставити. Далее сию свещу во тряпицу чёрну да во землицу погостну тако ж на четыредесять ден закопай. Да сие-то со таковым заговором:
«Расторгниса мати земь да то мене на пособь, на пособь да во подели велию, да подъемлется сила погостна, сила погостна именем же еси безвестна, именем же безвестна да и внидет же во свещу сию, а свещу же церьковну да несть церьковну да то погостну. А и буде ти, свеща погостна, бесам темновидныим светильник, поделию чёрну пособник. Чрез тя же сила погостна подъемлется, во те же еси крепится да сроку сего четыредесять ден да нощей. В век века аминь». Едину такову ж монету брось со примолвкой:
«сице данью уговор скрепляю аминь.» Посих-то четыредесяти днех на погост приди да таково же, яко перьвый раз три поклона со пятаками во тех же местех, кои прежде, клади. Засим же свещу во тряпице из земли вынь да тако же со поклоном три пятака на могилу пособну клади, а и со примолвкой таковой: дань за милость. С сим со погоста иди. Далее же взем свещницу, кую во обряды употребити хощешь и разнства несть коего вещества сия свещница сотворена, хоша со бронзы, хоша со чугуна, но зело не полезно, ежели из древесины коей, яко свещи на обрядах всяко знамение подают, а чрез то не возгорелась бы и древесина. Тако ж несть разнства сколь рожков у свещницы, но по их же, сиесть рожков, число нощей составляется, сколь рожков сих, столь же нощей обряд творити. Да присеем надобно свещница бы сия с иглицами на рожках-то, дабы свещи на иглицы низать.

Обряд же тако вершить надлежит:
Вмале пред полунощью свещницу омой, ключевой водицей, ниже колодезной да ко полунощи вторый раз и то мёртвой, сиесть погостной водицей. Абие стол покровом чёрным покровен бытии должен, да благо ежели то не кая ни есть тряпица, а велие пространен чёрен плат вдовий. На сем же покрове устави свещницу на ню, сиесть свещницу, во рожок на иглицу уцепи свещу, кая с погоста. Да ея, сиесть свещу, от лучины, ниже от щепи вжигати надобно. Сие же творити во полунощь, ниже вмале после нея, полунощи. Посих же вся уготовлениях честь таков еси заговор: поделием полунощныим да покровом чёрныим, свещей церьковныя да погосту причащённыя, платом вдовиим да земью погостныя, бесов выкликаю на пособь схождашася. На пособь схождашася, по словеси древлиим, сице соходитиса поряду сея свещнице, сея свещнице да погостныя свещи. А и приступитиса ко свещнице да явишася во пособь по всяко поделие, аще кое поделие вершити, зело буде потворницы, зело пособницы. От сего часу да от сих-то словеси да по всяк час, а и по всяко поделие. В век века аминь. Яко зде преже писано, столь полунощей образом сим совершать, сколь рожков еси у твоея свещницы. Тако свещу сию вжигать, дабы на вси досталь бысть, а егда прилучися дело свершенное, тако во сию полунощь свеща вовсе догореть должна. Доколе же ея пользуеше, тако днесь во сундуке держи. Да всякия свещнице едина свеща бысть, аще же мнози свещницы те потребны, тако на вси я свещи таковым же ладом творити, яко зде преже писано.

Заговор на стакан гранёныя, дабы чрез сей стакан зрети человеков.
Сим-то заговором возможе стакан заговорить, кой в обиходе пользуем, дабы чрез его зрети, потребна человека и мнози людия, а равно пребывание да говор послышать, яко навык крепить. Ради сего взем стакан гранённый да по захождении солнечном сей стакан водицей ключевой полни до верьху. На сей-то стакан водицей преисполнен, заговор молви четыредесять раз к ряду: стану аз несть помолясь, да персты несть перекрестясь, несть двема персты, несть трема персты, поиду тропы сокровенными во лес тёмныя. Во лесе тёмныим, еси ключ быстротечен, поклонюсь-то сему ключу быстротечну да со таковым прошением: еси ти мати водица, глубока, чиста да стремлением скора, отверзи ми очи зорьки да яви земи пространныя. Яви же ми раба божия имя, бысть бы раб божий имя во палатах белокаменныих, бысть бы раб божий имя во горницех велицех, бысть бы раб божий имя, во во лесе тёмныим, а ино во поле чистом да во остроге дальном. Вси бы ми ево зрети, вси бы ми ево слышати. Буде ми, мати водица, во сем деле пособница, сыми покров со раба божия имя, со человек со им бывшее. Буде же по словеси сему. В век века аминь. Тако творити всяк раз, егда зрети коего человека, ниже мнозих человеков восхощеше. Едино для сего к сему чесо зде писано потребно имена ведати имя надобнаго те человека. Да к сему же, по конце-то обряда гляди в водицу сию невступно, покуда слаб образ не явишася, образ же сей, яко из морока болотна восхождаше, аще же нимало неколеблем и взор неотходен, тако узришь потребна человека, а ино и глас услышати може. Да сего-то человека, егда глядишь в водицу неотлучно на мысли держати надобно.

Клятва кровная. Втора привязка кровная еси клятва. Силу емлет обетование кровью сокреплённое да бесами утверждённое. Творися же по всяку пору, егда потребно. Творити же тако надлежит: кои обет заключают им же на шуйныих руцех, сиесть на длани да нутреной стороне я, кровь отворити потребно. Засим длани крепко свести персты соплетая, дабы сорастворилася кровь я и чрез то бысть бы обет сокреплён. Словеса же таковы един раз молвить тому, кто обетование птворит: аз есмь имя, словеси обета, от начала дни сего по конце века сие обетование емлю и сокрепляю. Бысть бы сокрепление кровь, бысть бы свидетели беси, бысть бы порука жизнь земна, сила ведовская, порука бесовска да душа вечна. Аще же коей малостью приступися от обета сего, тако отъяся жизнь земна, сила ведовская, порука бесовска да душа вечна имя во крепость и дань вдася. От сих словеси да по конец веку. По веки вечныя аминь.

0

3

1)Ежели захотиши болию болючу вражине в головине сотворти век не проходящу тогдати для ентого же к мертвячине обратися со вражиною соименным коли картуза илиже плотока нетути а в избину ход ести вражины. По всему прядоку на погостину воидя Хозяюшку хомеликом почитав. А почитя Хозяюшку и могилину соимену вражиня нужно сонаидя на могилину хомелеку постави и щепотину земелицы могилиною сонабери и глаголи тринадцати разов "Мертвячмна каково то ляжиши неспиши да нееши да неспиши тако и вражина рабина имярек пусти неест да непиет да неспит а болею страшною пусти голова яго горит да гудит денно и ночоно. Чары мои ведимачи не снятии да не отшептати. Словом моим как сказано да делом заделано так и силиною Бесовою сделано будет!"
и землицу ту во подушку вражины надобно сонасыпати когдати в избину вражины сопраникниши а покатути несопрокникла в избину вражию то в таином месте щепотю могилину храни в избину совою нетащити да с погостины то молочком да без огляду вертаися.

2)Чтоб зубины вражины соизвести. На погостину по всему порядоку воидя и Хозяюшку хомеликом воздобрив могилину соимянну вражины свежу до сорока днев от схорона наидя и щепотину землицы сонабрав махнику махонику и мертвячину хомеликом соугостивши и молвя
"Для дела бяру" и караваи сопеча при замесе тестины тудыти щепотиночику енту сыпи глаголя тринадцати разов
"Каково у мертвячины зубения гнити будут таково и у рабины имярек зубения сгняют. Чары мои ведимачи не снятии да не отшептати. Словом моим как сказано да делом заделано так и силиною Бесовою сделано будет!"
и караваи тоти сокорми вражине.

3)Коли хотиши учтобы вражина сообезножил то на погостину по всему порядоку чапаи Хозяюшку воздобрив могилину стару соимену вражине наидя щепотиночку землицы сонабрав молви "Для дела бяру"
и хомелиного мрвячине остави и чапаи до корылица избины вражины и корылицо яго землиною могилиною осыпиглаголя тринадцати разов
"Мертяк на месте в могилине ляжит кровина яго по жилинам небежит ноги яго неидути не бегути таки и ножины вражины рабины имярек отныня непоидути не побегути а в узлину увяжутися да подкосются да перекосются и будити рабина имярек страдати да увядати. Чары мои ведимачи не снятии да не отшептати.
Словом моим как сказано да делом заделано так и силиною Бесовою сделано будет!"
и сотворя тикаи до избины совоею молоча да без голядку.

4)Ежели одежу вражины покрала на перекрест яе во полуночи тащи на лунине талою да свячину соприхвати чорону и хмелиного третю четвертины и на перексрест одежу возложив улеи хомеленым одежу и свячу возожоги и восковиной на одежу крапи глаголя тринадцати разов
"Каки восковина горяч на одежину вражины капат таки и килы болючи на телесо рабины имярек содятися и будит рабина имярек веси килами болючими сопокрыватися да страдати болети умирати. Бесам в потеху а мне ведимине в дело товорю. Чары мои ведимачи не снятии да не отшептати. Словом моим как сказано да делом заделано так и силиною Бесовою сделано будет!"
сплюни трижоды на право плечо каки сотворила и чапаи молоча да без огляду ко себе во избину.

5)Лягуху во пруде имаи да суши яе во пячи совязав заживо и толоки в прах и сокорми щепотину вражине бабине в едину восыпав в голове тринадцати разов глаголя мыслями
"Каки лягуха склизка да прыщава таки и ты такова будиши. Заклято! Заклято! Заклято!".

6)Коли болезня кака у спришедшего или же сама занемогла тогдати перяклад вярши сала соляного кусман бяри да на больно место привяжи в ночю на лунине талою отглаголя трижоды
"Сало порося солено усе боли возымеи да в сябя втяни мне в брат невярни а тому соотдаи кто тябя сожрет да пусти тот кто сожрет усе боли мои возимет.
Чары мои ведимачи не снятии да не отшептати. Словом моим как сказано да делом заделано так и силиною Бесовою сделано будет!"
а по утряни отвязати салино и воздаи вражине ентот кусман порося.

7)А можоно и таки сопереложити на лунине талою кусиною мясины теляти по месту болючему натерати глаголя трижоды
"Теляти плотя усю болину страдалину со меня сотяни в сябя вбяри да к тому соуди кто тобя сожарет и тота на себяусю болю страдалицу возымеет а мине во веки вечны не вярнет. Чары мои ведимачи не снятии да не отшептати. Словом моим как сказано да делом заделано так и силиною Бесовою сделано будет!"
и соподнеси тому а кого переложити страдалицу хотиши.

8)А ежели на скотину вражины переложити хотиши то горстию горошин болино место страдалино на лунине талою три трижоды глаголя
"Горох во себя страдалину болю вотяни да кто тябясожрет тот и усю болю да страдалину возимет. Чары мои ведимачи не снятии да не отшептати. Словом моим как сказано да делом заделано так и силиною Бесовою сделано будет!"
как сотвоила то мочи горох сеи а потома вори да скотине вражины сокорми в хлевину в кормину брося.

9)Коли лицо у девицы али молодца прыщинами идет таки в мисоку водицы с трех ключеи на лунине полоною сонабери да каки лунина таити зачнет умоитася трижоды пусти детина али девица трижоды глаоля
"Лик мои омываися да очищаися прыщавина уся водою омываися очищаися с водиною уходи а кто яе сопиет тот ми прыщавины заберет. Заклято! Заклято! Заклято!"
и сопои водицу сию вражине девке али молодцу смотря скаго сводиши таки пол блюди.

10)Коли боля живот крутит колит да слизводит жабу имаи да ко животу на сю ночу на лунине талою вяжи тряпицами да глаголи трижоды
"Болина моя во жабину уидет ко мне в обрат не придет кто жабину сию наидет тот болю себе возимет. Чары мои ведимачи не снятии да не отшептати. Словом моим как сказано да делом заделано так и силиною Бесовою сделано будет!" и по утряне жабину соотвязав в избину вражины соподкине через окно итикаи молоча да без огляду во избину совою.

11)Ежели вражину хотиши страхом лютым соизвести то водицы с обмыва покоиницкого достани да кропи корылицо избины вражие водицею мёртвою глаголя тринадцати разов
"Будит метрвячина в избину рабины имярек поночинам ходити да всех хватати да выти стонати смертоным страхом лютым всех в избине сею изводити. Заклято! Заклято! Заклято!"
и тикаи молоча без оглядку во избину совою.

12)Коли хотиши мушин на двор да амбары вражины несметно полчищо натравити жужаше да противно то мясины кусман на солонеце леитом положи и како червины подут обери их да суши в пячи и сотолки в прах и осыпи усе амбары да двор вражины а слово тута и ненадобно через сорока днев усе хозяиство вражины мушинами жужашами покротся и тучи мушин чороных да зеленых зловонных да противоных во дворе вражины доме да избине населются да несоизведутуся никогдати.

13)Ежели волосину вражины содостаниши в мясины кусманчик волосина сеи зашеи как пирожок да псине бездомоною скорми и глаголи в головине совоею тринадцати разов
"Как волосину товою рабина имярек псина заглотил да зубинами совоими мясину кусал да рвал тако и тебя рабина имярек усе псины отныня будут рвати да кусати непропускати. Заклято! Заклято! Заклято!"
и разоворот да чапаи во избину совою молоча да безоглядку.

14)Коли хотиши силины Бесовскою набратися то по девяи перекрестам проди да по щепотиночке правою ручиною пылины понасобери да сонабрав перемешаи и во избину совою няси да во полуночи глаголи над этою пылиною заклятие Бесово
"Сила Бесовская девятисилиная девятижилиная людям страдания да зло несуща злосуща да нещадона мне во сподоручие ведимине яди. Тако и будити!"
и пылиною ентою головину совою осыпи и спати тако и ложися а по утряне омоися во бане.

15)А ежели хотиши учтобы избина вражины погорела дотлати то пепелины с кострищича сонабери да на крышину избины вражины шоварыни глаголя "Как огнина полыхал да пепелина оседал тако и избина вражины рабины имярек заполыхаити да пеполом осядите. Чары мои ведимачи не снятии да не отшептати.
Словом моим как сказано да делом заделано так и силиною Бесовою сделано будет!"
и тикаи во избину совою молоча да без оглядку.

Вот с осиной: ЗАЗЫВ НА МИЛОГО. коли сотворить сие намерь возымел.то блюди сие преднаречение.соблюдёшь-царь в судьбине своей станешь.выкликом того,кто мил.позовёшь,да чрез горы скакуном лихим пойдёт. в любой день когда силищу чуешь в жилах да в душе своей.то ход твори туда,где рост осиново дерево даёт.там щепотину с корой аль без неё ножиной срежь.а коли отсечёшь,тогда промолви сказом своим:" кружиной ходить , даль далёкая , чёрной дорожиной ,всумять ход то душеньки,таки душу,тело,дух чрез осиновищу(имя)к(имя)выкликаю.аминь." заречь сии словеса,путь домой держь уразумерный.да глаз обратно не кидай,ежели возле осины что учуешь.ходи домой. дома скатерть аль кусок чёрен,что сшит,тканище стели.да свечи две чёрного окраса поставь.восжги огонь на свечинах тех.перед свечами клади кусок верёвкины да мотань нитьевых с двумя иглами под ручиной имей.портретину аль вещину клади между тех свечей.да угляди на всё енто и возопи гласом негромовым,а размерным.молви сие 3раза:" взываю кликом души своя,понесись сии словины вихрем чёрным,да пыль аки туман поднимайте,да та пыль пусть закатину затмю света лишает,да в туман пущай обрящается пыльно облако,да из того облака да туманища я дорог ведателя вызываю.он дорожины живые да дорожины смертью отмечу хоронит,он людские души да телеса не ети дорожены погоном гонит,подстегает.иных в разны стороны,иных вместе сводом сгонят.любви он людской потворитель,дорожин вместе тоской единявши сотворитель.коль невидан кто,того пущай гонит,через семь окианов,семь рек(имя)к (имя)гонит,через семь озёр и семь омутов(имя)к(имя) тянет.что семь лугов то тоска неуёмная в сердце(имя)засела,да его к (имя)тащить стала да не устала.семь дорог ходом своим в круг,сойтись етим дорогам неразойтись,токмо чтоб исполнено.ты дорог людских ведователь. через семь земель,семь небесов семь адовых кругов,семь ликов преисподних веди ,погоняй душу из(имя)вырывай.пусть покоя ненаходит по путям твоим бродит.ходом свой путь пусть держит да путём сим пусть к (имя)идёт.семисильными словесами заклинаю,душу,тело,дух(имя)к(имя) вызываю.дорогам не разойтись.аминь." в иголку нить втянуть что в одну что в другу.да прошей 13 разами тот верёвкин кус-одной с одного конца,другой с другого.да каждый прошив сквозь верёвищу то молви:" дорожиной через дорожину,бесовской дюжиной ты(имя)погоняем к (имя)дорогой сопровожаем.аминь."когда прошив сотворил,то твор следом.обе иголки что чрез нить свою на привязи болтаются да на верёвкине уживаются,ты их в осиновый кус то воткни,да пусть торчком торчит.да коле воткнёшь,возреки:" осинища,дюжины бесовской силища,тобой подкркпляю,(имя)к(имя)вызываю.их дорогам крестом сойтись.семь дорожин-круг один.аминь." положь всё это на портретину аль на вещину.пущай лежмя лежит до дня что следом настанет.а на след дневальник возьми да на перекрест отнеси все,что творилось кроме портретины иль вещины.а остальное оставь да изреки:" через семь дорог спехом спешить,(имя)без телеса(имя)животка не иметь.аминь." ход домой спешком твори.коль творил всё как указом дано,то всё ладно пойдёт.появится милок.

Закрепы. ЕВДОКИЯ
1.ЗАКРЕП ПЕРВЫЙ.
Честь на крест ворога.
Надобно имя, коим ворог крещён ведать. А над крестом же молвится:
Яко (имя) крестом бременился, тако б ныне моей волей. Яко (имя) пред иконой клонился, тако б ныне пред моими наказами. Яко (имя) гнева божия страшился, тако б ныне мово слова. Яко (имя) господу усердно служил, тако б от сих словес мене. Тако б не бысть (имя) от бога прощения да от родных утешения. Бысть то (имя) брошену многим людом исторгнуту. Бысть (имя) мне верный раб, не помысла помыслить, ни слова молвить противу бы не смел. Старицем не отмолить, родным не отговорить, бабке не отшептать. Покуда (имя) во древен гроб не ляжет верну службу править будет. Словесам сим ключ, а поделию купно замок."
Крест разломить надвое да под порог ворогу бросить

2.Закреп вторый.
Закреп сей на вечный долг.
Надобно дать человеку, коего закрепостить надлежит вещь, либо деньги в долг. Притом, никакие признаки сей вещи не важны. Егда в руки тому человеку вещь переходит едино слово молвить надобно: закрепощаю. Во полунощь на перепутье трёх троп стать да трижды каждой тропе поклониться землекасательно и таков заговор творить:
Аз есмь имя, зову - призываю помощь да пособь. Со каждой тропинушки да по тридцать и три беса, придете на зов мой да пособите в деле чёрном. Да взыщите вы с имя долг неоплатный, долг вечный. Будьте вы мне пособники да сборщики. За имя бродите, дань вечну требуйте, дабы сколь ни жил, а всё бы должен был. Веком бы ему страдать да нощей не спать, всё бы мыслить о долге великом. Веком был бы покорен, слову Мому подвластен. Всё бы долгом сим бременился. Яко же смерть примет, тако б душа его вам в уплату. Замок - устав древний, а ключ - порука бесовская. По век раба божия имя. Аминь.
На кажду тропку бросить пятак со примолвкой:
Подать за поделие.
Тако вершить от того дни три нощи. Да и конец тому делу.

3.Закреп третий.
Бесовска трапеза.
Сей закреп требует, чтоб тот, кого закрепощают пищу или питьё вкусил. Кабы и един раз,то довольно, а ежели всяк раз, егда в дом приходит то и вовсе славно. Будет после той трапезы человек во всяком помысле согласен и ладом жить. Чем боле сих трапез, тем крепче единомыслие. Таков закреп на сильненьких человеков выгоден, егда тот человек буде пособник. На млад месяц во полунощь стол чёрной скатертью накрыть да на скатерть-то трапезу для того человека уготованну поставить. Да кроме той трапезы ещё четвертную водки да кус чёрна хлеба. Да на всё-то тако молвить:

Аз имя призываю на порог помощников да пособников, на слово идите, плату возьмите да с тем уговор, дабы имя сея трапезы вкусивши, хоть малу долю, буде мене во всём единомыслен да покорен. Тако нощь сею трапезу благословеньем бесовским освятите да крестом чёрным окрестите, тако бы вкусил раб божий имя во славу сил ТЁМНЫХ. Тако быть бы ему со той трапезы во всяком деле согласну. Замок - уговор, а ключ поделие. По веки вечные аминь.

На другу полнощь на перепутье кус да водку отнести да со таковой примолвкой:

Дань отдаю, уговор закрепляю.

После до нова млада месяца таковы же трапезы, коли будут бесы благословляют без дани. А сею трапезу до восхода оставить на столе, а после и угощать.
Тако обряд свершён.

4.Закреп четвертый.
На земь погостну.
На стар месяц на заре вечерней на погост идти. Да там найти могилу да чтоб без имени. Да на той могиле три монеты оставить со примолвкой:

Дань за пособь.

Поклониться до земи да землицы взять столь горстей, сколь годов крепостному. Притом же таковы словеса говорить:

Земь покровом усопшему да безвестному. Яко смертушка волю его сломила, тако б сломить ему волю имя. Яко же имя мне поклонится, яко наказам моим подчинится, тако житии имя с сего дни да три годочка. А ежели имя силе моей не склонится, тако б участь ему скорбная, доля мёртвая. Возьми к себе безвестный непокорного. Аминь.

Со погоста со той землицей уходить. А во полунощь на её говорить:

Земь гробовая, будь ты имя бременем вечным. Кабы под сей тяжестью не сломится, тако и смерти сподобится.

Сие трижды+ а после по горсти тринадцать зорь вечерних ту земь под порог крепостному носить. Да остаток в соль смертну да на хлеб ту соль. Дав обувку ему тако ж. дело и свершится будет раб три года.

5.Закреп пятый.
Сей закреп на службу сроком пять годов.
Потребен влас крепостного нить чёрна шерстяная да нить шелкова также чёрная. Шерстяну до времени оставить, а шелкову на могиле зарыть. Надобно на погост придти во полунощь на млад месяц да прежде того там могилу найти без имени. Той могиле с данью земно поклониться, а для дани годна любая кладь съестная. Хоша кутья, хоша блины да и хлеб чёрный. Надлежит у того покойника просить согласия, чтоб нить-то шелкову на его могиле на девять дён зарыть. Того ради, егда класть дань, то таков заговор честь:

Дань с уговором кладу, во деянии чёрном пособи прошу. Прими ты от меня дань со поклоном да благослови нить мою шелкову да чёрну, рабу имя на погубление, на пять годов крепости, яко раб имя служить мне не станет, тако нить чёрна его в гроб утянет. Благослови нить сею благословеньем на девять дней да девять нощей, да сроком крепостным на пять годов. Уговор - замок да могила ключ. По веки вечные аминь.

Нить ту во земле оставить на девять дён. За нитью також во полунощь придти девять монет на могилу положить со земным поклоном да таковой примолвкой: Плата за пособленье да девятидневно благословенье.Дале нить вырыть да домой идти. На другу полунощь взять влас да две нити и свить в едину вервь. Егда свивать, то со таковым заговором:

Вью совеваю для раба божия имя на пять годов крепостну петлю. Власом имя сокрепляю, нитью мёртвой замыкаю. Быть бы имя во крепости на пять годов по веки вечные аминь.

Столь раз сие говорить, сколь верёвку свивать. Яко человек не покориться тако ту вервь на перепутье оставить во полунощь чрез сорок дней для укрепления со данью четвертной водки бесам и таковым заговором:

Се подношение за пособь. Мучить бы вам раба божия имя денно да нощно, покуда долг не исполнит.

Уходить, а ежели вовсе извести неудобного крепостного надобно, то чрез сорок дён на ту же могилу идти, где нить шелкова была зарыта. Идти надобно во полунощь и без дани. Со поклоном такову примолвку сказать:

Прими к се Живаго раба божия имя. Аминь.
Тако об этом деянии всё.

6.Закреп шестой.
Сие закреп простой и ещё его зовут малым, яко закрепощает на един год.
Закреп сей на тринадцать колосьев. Во пору, егда колос полнится на закате пойти во поле да найти тринадцать полных колосков их перевязать чёрной нитью да завязать девятью узлами, а при этом говорить:

Мати земь, еси кормилица, даждь ты мене тринадцать детушек-колосков. Яко колос под бременем те мати зем кланится, тако бы и раб божий имя, мене кланялся земно. Сроку тому до нова полна колоса. Аминь.

Затем из пшеницы со тех колосьев да и со иных хлеб сотворить. То и взять свеж короб, либо каравай да разделить на четверо. Перву часть на восходе во то поле отнести да со поклоном заговор молвить:

Мати земь, те от мене благодарение за ладен сговор.

Уходить. Втору часть высушить до поры. Третью крепостному скормить, а прежде на её наговорить:

Хлеб-батюшка буди мене во чёрном подели пособник, яко вкусит раб божий имя, тако помысел его возьмёт, дабы мене поклониться, яко колос полевой.

Четверту - на перепутье во полунощь також со поклоном:

Бесы помощники, верны общники вам дань, а мене пособь. Во чёрном подели пособите волю раба божия отнимите. От сего дни до нова колоса. Аминь.

Хлеб , что во дому егда засохнет, будто камень, то и обряд во силу войдёт.

7.Закреп седьмой.
Закреп седьмой.(кольцо рабства)
Се закреп на полвека. Творить сие через кольцо. Злато ли серебряно различий нет да только сие кольцо без каменьев быть должно. То кольцо подарить надобно да, чтоб крепостной носил денно да нощно 12 дён. Творитсяже обряд сорок дён. Во полунощи на стар месяц воды ключевой взять да в чашу со той водицей кольцо бросить со наговором:

Мати водица, яко смываешь ты всяку скверну со вся тварей земных, тако смой лихо со кольца сего. Аминь.

До восхода так оставить, а после во чёрну тряпицу на день убрать да и други дни тако ж поступать.
Во ину полунощь се кольцо обвить тремя власами своими со примолвкой:

На сродство да на помысел един, яко бы едина глава разладу со помыслом не ведает, тако бы и раб божий имя вовек со мной разладу не ведал аминь.

Сие кольцо во эту нощь в изголовье класть. Дале, на ину опять полунощь стол чёрной скатёркой покрыть да на стол чёрна хлеба кус и четвертну водки и то подале поставить, а кольцо же к се близь положить.
Таков Дале заговор:

Благословите, бесы, вещь сию на службу долгу, на потвору верну. Яко бы дар мой раба божия имя во крепости держал. Яко, аще кольцо на персте раба божия имя бысть, то и имя цепью нерушимой на полвека скован. Дань кладу - уговор сокрепляю. Кольцо-то вновь во тряпице чёрной остаток до сорока дён держать да чтоб в изголовье было. Водку да хлеб чёрен отнести на перепутье со примолвкой: дань плачу - уговор сокрепляю. Кровью подтверждаю. Несколько капель на земь. Дело замыкаю. Замок-то уговор бесовский, а ключ дань полунощна. Аминь.

По концу срока кольцо подарить да в мыслях содержать:

Цепь те во кольце имя. Крепость во даре. Аминь.

Тако дело свершено.

8.Закреп восьмой.
Сей закреп на замок да вещь.
Надобно вещь сею в дар крепостному дати. То буди плата за волю. Закреп сей сроку не ведает. Сокрушится сила его от трёх причин: перьва, что замок утратится, втора, что крепостной сего света преставится да третья - смерть сее творящаго. Замок-то надобен на три проворота да вещь, дабы многоценна и крепостному потребна. Надлежит, чтоб вещь при нём неотлучно сорок дён пребывала. Творити же тако потребно: во полунощь да на полон месяц стол чёрной скатёркой покрыть, либо платом чёрным да на то поставить зелена вина полуштоф да хлеба чёрна кус да малый коробок, а во сей коробок сорок щепотей соли бросить. По леву от сего сторону клади замок да со ключами и вещицу, что в дар назначена. Да на всё то наговор сорок раз говорить потребно таковой:

Яко Русь бысть от князей ставлена, тако бысть во руси наказ княжеской да царьской, егда продаждь волю свою, то и бысть по век во крепости. Аз имя ныне се совершаю да волю кровию сокрепляю. А во пору полунощну, сокликаю я се во совет да во свидетели, во общники да пособники рать бесовскую, а числом та рать четыредесять. То и приди же ты рать бесовская да числом четыредесять. Да прими наказ во утверждение волю раба божия имя во закрепощение. До гроба бы мене служил да покорен был. Чрез дар сей от мене его воля отъемлется да чрез пособь рати бесовской сокрушится. Дань - зарок да
преданье - уговор. Поделие полунощное - ключ да грамота княжеска замок. Перьвый проворот, (провернуть ключ во замке), сорок дён срок. Вторый проворот - конец гробом кладу. Третий проворот - бытии по слову сему. По веки вечные.

Вещь на иной день во дар принести, а дань на перепутье ту же нощь отнесть. Замок век от глаз хранить во сундуке, егда проведает кто - сокрушится поделие.

9.Закреп девятой.
На берестяны грамоты, то порука бесовска.
Сроку не знает, Равно и меры, хоша век крепость, а хоша душу бесам в дань. Творится тако: на двух берестах едину грамоту списать кровью во конце печать ставить. Перьву бересту во сундук сокрыть, а втору грамоту во пещи растопленной сожечь. Грамота же такова:
Аз есмь имя, древним заветом от зачала света белого до гласа трубна, прошение сие утверждаю+ пиши имя да условия крепости. Делу кровь порука да стар уговор. Указ пещи поверяю. Печать кровную ставь. То бери перьву грамоту, что во сундуке лежать станет. Да на ея тако ж печать со примолвкой: егда бысть у мене сия грамота, то бысть крепок уговор. Ту грамоту хранить до конца дён. Да втору-то грамоту во пещь бросить со примолвкой:

бесам наказ посылаю

Тако и дело свершено.

10.Порча, дабы человек по вся время во долгах ходил.
Сея порча, дабы сколь человек во долг не занимал всё бы попусту шло. Сему человеку петля долговая да со кручины маяться да по судам ходить. Того ради собери пустоцвет да высуши, а во заход в повечерие тако наговори:

Есмь цветик полон да мног, а еси цветик мал да пуст, такое си же и ти пустоцвет, покрой покровом свом домину раба божия имя. Дабы жизню пусту прожил, дабы закрома пусты бысть, дабы пуста долюшка пала. Яко те пустоцвет не полниться, тако рабу божию имя доли пустой не избыть. Во веки вечные аминь.

да ко порогу во полунощь бросить да таково примолвить:

Иди матушка пуста долюшка, те нова домина по век раба божия имя. Аминь.

11.Дабы мужа во гроб свести.
Мало сходятся по любви, а всё боле по долгу. Тако младой девице, егда кольцом вковы ставить, то расчёт ведать надобно: муж перьва добро оставить должен, дабы с сумой помиру по смерти его не пойти, а второ того мужа, коли не угоден во гроб свести не трудно. Вземь плат вдовий чёрен да аще преставиться кто, тако ко избе той иди, яко на разум вспадёт и плат разверни да во руцех держа таково молви:

Еси же ты вдовица, буде во подели сподручница, буде мене пособница, яко волюшку спознавала о судьбине вдовьей горевала, за гробом шла да скорби понесла, тако благослови ти мя на вдовью долю да на полну волю. Во твом-то плате ходить да судьбинушку разделить. Яко того мертвеца сорочины, имя мёртвого, раба божия ,имя мужа, день смертный. Аминь.

Дале сорок дён пост содержи да трапезы многи ставь благоверному, а егда за стол то един кус хлеба вкушай да во тайне дело держи. Егда спросит почто не вкушаешь, то хвори помяни. Аще ставлен стол бысть, то хлеб преломи да таково молви:

Мене глад, а рабу божию имя мужа, во гроб дорога верна да гладка. Сколь яствы не вкусить мене, столь годов не прожить рабу божию имя. Аминь.

После сорочин хвори мужа взыщут, едва полон месяц проживёт.

12.Дабы дух мертва во службу приставить.
Егда преставиться который человек да девятин доля по дому бродить, тако дух о пору ту удобно в послугу заключить в неволю. Для то короб осиновый вземь земи со могилы человека того да вещицу его прижизненну. Со стола поминального хлеб да таков малый гроб сорок нощей надлежит заговаривать. Над тем-то гробом таковы словеса сорок раз молвить всяку нощь:

Отлучаю я раба божия имя умершего, от гроба древесна, от свещ поминных, от молитв церьковных да от скорби сродников. Яко не внидет раб божий имя во чертоги небесны да тако ж не снидет до врат адских. Бысть рабу божию имя мене прислужником да пособником до часа суда страшна. Бытии всё рабу имя странником да порука мене перепутье. По веки вечные аминь.

Дале тот короб заколотить будто гроб да на перепутье во четыредесять перьву нощь зарыть. Да кроме, либо из гроба монету вземь, либо свой пятак оставь со примолвкой:

Бесам дань на пособь верну.

Тако и конец делу.

13.Дабы чету расторгнуть.
Аще потребно чету расторгнуть, дабы во разладе дни малочисленны прожили, для того, что в скорости после обряда сего един из них умрёт и чрез то расторгнется чета, посему не полезно сие творити, аще из четы чью жизнь сохранить надобно. Затем, что нет средства того изведать на которого смерть придёт да и избыть ея не придётся. Надобна земь со двух могил с именами супругов да чтоб могилы не общие на двух, а розные. Той землицы столь горстей вземь, сколь годов супруги вместе век коротали. Дале полыни да земь со полынью смешать да под порогом оставить. То и таков заговор на зем честь да на кажду горсть трижды:
Еси смерть на земи по век, то и узы живы расторгает, узы крепки разрубает, такое си ты землица могильна, ведать те судьбину имя и имя, дабы разрубить да расторгнуть чету сию. Те то пища да живица, а мене же воли совершение. Аминь.

Дале на траву полынь девяти раз таковы словеса молвить:

Яко еси ты полынь травица, яко же еси ти горька, тако бысть доля скорбна имя да имя. Сколь велия в те горечь, столь бысть мука имя да имя. Амнь.

Егда смешиваешь, то примолви:

Скорбь да смерть свожу да на долю рабов божиих имена. Аминь.

Егда то у порога оставишь то таково скажи:

Бысть совет да люба, а ести скорби да смерть. Аминь.

делу конец.

14.Рассорка.
Ежли чаша надвое расколота, хоша равно, а хоша и несть, то вземь водицы погостной да во ту чашу, а чашу у порога. Приговор на пусту чашу:

Бысть еси ти чаша полно да ныне разлад те в се учинён. Тако бы и раб божий имя да раба божия имя, меж ся разлад чинили. Егда бысть домина полна чаша, тако ныне разладилось. Аминь.

то и наполни чашу пред порогом со примолвкой:

Яко чаша водицы не сдержит, тако раб божий имя да раба божия имя, лада не сохранят. Яко водица мертва, то и лад во их домине мёртв бысть. Аминь.

слажено дело.

15.На даму пикову, дабы соперницу со бела свету извести.
Вземь блюдце чисто, бело да фарфору драгого, чтоб не бысть на ём изображений вовсе. На то блюдце клади красно яблоко, по леву руку ставь чашу водицы живой да бела хлеба кус, а сверьху же клади карту со изображением пиковой дамы да изображением-то вверьх. Вершится-то сие во полунощь да на стар месяц. А молвить при сем надлежит таков заговор:

Княгиня володычица, судьбинам правительница, вземь ти от мене дань малу да пособи во деле полунощном. Изведи ти до могилы тёмной разлучницу имя да иссуши ти ея, яко стебль травной. Древним уговором да исконной податью закрепляю. Ключ-то уговор, а замок же дань. Аминь.
Всё-то что на стол бысть ставлено оставить во месте пустынном со примолвкой:
оброк даю.

16.Дань подушная
Аще прошение ли потреба есмь, кою человецы исполнити не мочны, тако за пособью ко
вси твари Аду служащей пойти можно. За ту пособь дань надлежит, то душа человечска да чужая, на свою-то иное творится. На бересте пиши резцом таковы словеси:

аз есмь имя, жалую душу раба имя на вечную крепость тому-то

Хоша бесам, хоша князю погостному, хоша бы и водным ли лесным+ таки их- то называть. Дале ту грамотку кровью закрепить. Перьву букву имени кровью во конце написать. За тем же сею грамотку в земь зарыть рядом с местом, где пребывают нужные силы. С таковой примолвкой:

дань за потребу.

Тако и делу венец

17.Оброк долговой.
Аще еси человецы, кои долгом бременились да добром возвернуть не желают, то в потребу приходится, коли здравие, либо счастие во оброк со тех человеков взять. Ежли много дён минет, а ино и годов, то душу должника во оброк требовать в праве.того ради тако поделие вершится: во плат чёрен пятак да хлеба чёрна кус клади да во пустыре любом на земь брось со наговором:

во белом свете, еси град чёрен, от люда сокрыт, яко бесам домовина, то выкликаю я имя из града чёрна се пособника, во подели общника. А буди ты мене пособник да общник, яко данью те кланяюсь. Данью кланяюсь да пособи прошу, а возыми ты со раба божия имя оброк велик долгу стократ. А поруши ты все имения имя, да отыми спокой во день да во нощь. Те дань со поклоном, а мене оброк со имя стократный. Веки вечные аминь.

то придёт чрез сие от должника стократно добро

18.Обряд на яства. На почёт людской.
Аще ведомо где трапеза велика ставлена, хоша купеческа, хоша церьковна при ските инда таковы на их велики дни поставляют, а хоша бы иная чья, тако на трапезу ту, яко гость приди да тако сотвори. Егда станут по гостям яства ли брашна разносить да те поднесут, то тако молви малым гласом: еси вы яствы премноги да брашна разны, а подите от сего стола да от порога, имя хозяина, мене на стол да мене на порог. Сколь люда трапезу вкушает, столь мене во свидетели. От кажда яства бери ломоть малый да хлебов белых поболе возьми. Да кости, которы есть тож се бери. Егда совершится трапеза, то у ворот скажи: уношу почёт да власть раба божия имя. Аминь. Дале на перепутье ломти да кости брось: птицы многи да зверие лютое, вам от мене дань, а мене от люда почёт. Аминь. хлеб белый днесь иной раздать нищим да со примолвкой: хлеб в дань, а дань за почёт. Аминь.

19.На двунадесять лучин порча на огневицу смертну.
Яко двунадесять дён изойдёт, то ворог всё в муке страдать будет и умрёт в скорости. Чрез седмицу, а не то и через три дни. Творится же сие таким ладом. Двунадесять нощей к ряду, во полунощь молвить заговор на лучину кладбищенску да не давать сгореть, а догорит до половины, то и надвое преломить. На кладбище могилу найти без имени надлежит, той могиле поклонится чем заповедано, откуп то есть, Дале щепу долгу со креста отщепнуть да
и уходить. Таковых-то могил приискать двунадесять, а после к действу приступать. Во полунощь зажечь лучинушку ту и на огонь таковы словесы молвит:

Мати огневица всем трясовицам владычица, часом сим тя призываю, укрепы да замки растворяю. А приди ты на клич мой да по душу чужую. Ко порогу рабы божией, имя врага, мучь ты её денно да нощно, кабы не было б имя не спокою, не роздыху. Тако бы имя смерть приняла чрез моё поделие да твою пособь. Ключ да замок словам сим. Ключ-то в пекле, а замок в гробу безвестном. Яко ключа не найти да замка не отомкнуть, також поделие моё не рушимо бысть. По веки вечные.

Сие молвить трижды. Которы половины щеп, то сбирать их надобно, а на тринадцату нощь на могилу нести, с креста коей щепы взяты. Там в землю могильну зарыть с приговором:

Мати огневица, сведи ты, имя врага, до имя покойного.

Дело свершено и уходить.

20.На клюку 2.
Дабы младости ущерб учинить да хвори перебросить.
Яко кто восхощет младости чужой ущерб учинить да лета земные сократить, понеже старец хвори премноги перебросить, того ради тако содеять надлежит. На стар месяц взять клюку старческу да обернуть во ткань ветху да то приметить, яко старица, то девицы младость отнять, а яко же старец, то молодца. Да и дни-то расчесть женска да мужеска полу. На полунощь-то во свом дому молвить заговор да на восходе пред порог младому бросить. Заговор же таков:

Яко еси родится человек на земли, то растёт да старится. То и имя старого, срок во гроб глядеть доднесь пришёл. А ти чёрна матушка да хворобушка, а сбери дщерей своих, а поди-ко ти ко имя младого, дни считать да кости ломать, сколь еси хворей злых да дщерей твоих, то клюка - верна опора молвит. Да подите вы, хвори тяжкие со клюки да со ветоши ко рабе божьей имя младой, да путь-дороженька вам еси клюка да ветошка. ключ да замок. Аминь.

Егда клюку во ветоши оставишь, то таково молви:

на вечное пристанище.

21.Обряды на клюку-обряд первый
На клюку. Ведомы две порчи на клюку. Едина на нищету, друга же хвори сбросить да лета продлить. Тако и ту, и другу пишу.
Перьва на нищету.
Потребно взять у нищего клюку,
хоша бы и купить. Да на ту клюку четыредесять раз заговор молвить:

На заре вечерней: долюшка тяжка да скорбна, нищета вечна, яко ты со имя нищего ходила, тако бы на раба божия имя перешла. Бысть раб божий имя нищ да наг, вечно бы ему гладом томится да крохи сбирать. Аминь.

Во чёрну тряпицу закрутить да тако, чтобы руцы не касались, а не то, на ся возьмёшь. Во полунощь да на стар месяц ко порогу ворога иди да трижды во двери постучи клюкой во тряпице.
Первый стук:
То еси глад чёрен во домину сею.

Второй стук:

То еси разор великий во домину сею.

Третий стук:

То матушка нищета на пожив вечной аминь.

Клюку оставить. То и свершено поделие. Ворог да род его живущий во доме по миру пойдёт.

22.Порча на удавление. Через свиту вервь.
Вервь ту надобно вить своеручно да со причётом таковым:

А иже верьвь на потребу людскую да на труд бурлацкой, а иже есмь верьвь на потребу людскую, дабы вора взятии да во темницу свесть, во темницу да во тёмну, заключенником да колодником. А еси ты верьвь мене не на бурлацкой труд потребна да, еси же не ради, чтоб вора во темницу свесть, а еси ты мене верьвь потребна, чтоб через тя рабу божию имя живот скончати. Тако бы бременился да ко земи клонился раб божий имя, яко под тяжестью бурлацкой, тако бы кручинушкой изводился раб божий имя, яко колодник да осужденник, кабы тому век во каторге скончати. Бысть же по слову сему. Аминь. Честь столь раз, покуда верви не свить. Тако взятии ея свиту да разомкнуть надвое да на равные ножом. Да притом, тако примолвить: на дело чёрно свита да ради пагубы разомкнута. Аминь.

Тако сие дело расчесть, дабы друга полунощь на млад месяц пришлась. Да на погост со единой частиной верьви той идти да хлеба чёрна кус взятии на подать. Надобна могила повешена, чтоб церьковь не благословила. Тако могилу-то и днесь приищи. На могиле хлеб клади да девять земных поклонов со таковым причётом:
Еси же ты, мертвяк незнаем. Кладу те дань за пособь, яко ты церьковью не отпет да во молитвах-то не помянут, тако бродить те веки по свету, тако не ведати спокою. А и благослови ты верьвь сию, Иудиным наказанием, на коего Живаго верьвь придёт, тому со смертушкой чрез сорок дён венчаться. Дань - ключ, уговор замок, а кровь печать аминь.

Несколь капель крови творящаго на могилу пасть должно. Дале верьвь на девять дён зарыть да и без дани после тако ж во полунощь взять. На иной день на закате найти осину, в месте глухом, либо малолюдном. Той осине поклониться да поясным, а не земным поклоном да со таковой речью, верьвь ко ветви привязать:

Матушка осинушка, яко приняла ты Иуду грешна, тако ж прими и раба божия имя. Древним уставом, не рушимым уговором. Ключ да замок. Аминь.

Втору частну той верёвки как ни на есть ворогу отдать. Тако и конец обряду.

23. КРЕПОСТНАЯ ГРАМОТА НА ЧУЖУЮ ДУШУ.
Закрепостить можно любого человека, но лучше того,
который что-либо должен или чем-то обязан. При этом
размер долга и значение обязательств безразличны, хоть
самая малость. "Крепость на чужую душу" представляет
собой грамоту, которая должна быть писана по образцу
нижеприведённого текста. Резцом на бересте и запечатана
кровью делающего.

"аз есмот роду именем нареченный, от бесов по имени
знаемый, сим часом свидетельствую долг на имя долг же
сей есмь, вещь которую должен назвать, неоплатный. вовек
сего долга имя не покрыть, ни златом, ни серебром, ни
каменьями. тако ж, сего дни и до конца веку имя, долга не
испрошу, то бы, яко смерть придёт до имя, душа же вечна
мне притянется. а и бысть, то податью, приростом и
долгом. сим словам век порука, грамота заверенье. креплю
же сие печатью кровной, яко на то закон древний слово
князя великаго. тако тем словом утверждаю, кровью
заверяю, душу имя во плату требую. от сего дни и до
смертнаго часу имя. егда смерть имя возьмёт, тако душа
мне приложится.

Долг после того не требовать никогда, а душу всегда ещё
на веку "крепостного" на что полезно вам обменять можно.

24.обряд на суму-калиту. порча на нищую долю.
взять старую дорожную суму, пуста быть должна. сколь есть самых мелких монет. с
тем идти на перекрёсток во закатную пору, перекрёсток надобен чтоб
три пути перекрещивались. читать заговор, а когда говорится поклон
столь же раз кланяться, сколь в заговоре сказано, а заговор таков:

Стану я, имя, иконам не помолюсь, перстами не перекрещусь, а пойду
во закатну сторонушку, а найду пусто перепутье. как то перепутье
пусто, такбы и дни, имя врага, пусты были. как то перепутье на три
пути расходится, такбы со разных сторонушек соходилися бы до, имя
врага, нужда, нищета да голод. как стану ,я имя, на том перепутье да
положу на кажду сторонушку по три поклона. те кланяюсь, госпожа
нищета, возьми от мя подарок да обойди мой род имя рода, стороной.
сколь монет бросаю, столь бы годов мне злато считать. от сего часу
до гробовой доски. ключ да замок по веки веков.

Монеты рассыпать и
не оглядываясь уйти. в полночь того же дня идти с сумой на погост и
найти могилу, с именем как у порченного. монету на могиле оставить
со словами:

На благое дело, на злато-серебро всего рода, имя и род
покойного.

Далее, левой рукой с могилы взять столько горстей земли
сколь годов порченному и всю её ссыпать в пустую суму. уйти не
оглядываясь и дойти до другого перекрёстка. вокруг себя трижды
обратиться со словами:

Зову, призываю, госпожа нищета

бросать по
сторонам землю и читать заговор:

Высыпаю добро, имя, от сего часу и
на весь век.

через месяц заговор начинает действовать. делать на
убыльном месяце.

25.Покров на Род
прежде приходили для того на могилы предков, но
теперь полагаю, можно и на портреты читать. читается на восходе
девять раз на каждой могиле или на каждый портрет:

От веку до веку
свет стоит. По всяк день красно солнышко восходит. По всяк час род
земной множится. По всяк час род земной иссякает. А прихожу же я,
имя делающего, на поклон ко, имя родственника и кем приходится,
девять поклонов кладу, о великой милости прошу: а будь ты, имя
родственника, роду своему,имя рода, вечно заступником, покуда свет
стоит, покуда красно солнышко светит, покуда род, имя рода живёт.
слова свои сокрепляю, кровью своей утверждаю. земля-матушка, будь
мне помощница, возьми кровь мою, своё имя, кровь имя рода, дабы,
имяродственника, по веки был роду заступником: дабы лихо, имя рода
обходило, извода бы по веки не ведать, имя рода, а всё бы множится
да не иссякнуть, покуда солнце восходит и по веки веков.

читать на
восходе в пустынном месте. начать нужно с самого старшего в роду, из
тех, чьи портреты есть или чьи могилы известны и до последнего
умершего. читать можно всякий день, кроме воскресенья. после слов о
девяти поклонах - девять поклонов родственнику. капля крови должна
упасть на землю. тын железный. защита на дом читается в полночь, на
растущую луну со вторника на среду. почему не знаю. 12 раз обходить
вокруг дома против часовой стрелки со словами:

Выйду я имя во пору
полнощную, во пору тёмную, а соприходите мне на пособь бесы
полунощники, тёмны пособники. Охраните жило от ворога люта, от хвори
тяжкой, от тоски- кручинушки да от горя великаго. а как подступит
ворог непрошенный да со помыслами непотребными, такбы спроврещи вам
его со свету. во словах моих вам изарок, и плата. по веки вечные.
ключ да замок словам моим.
ПОДКЛАД ХВОРИ СМЕРТНОЙ (ПЕРЕКЛАД).
ащё человек хвор и смерть в ногах стоит, то обратить ея ко иному кому зело посильно. потребно ради то исподнее одеяние хвора человека да заговор над им молвить, а и ко ворогу под порог бросить. заговор же таков:" еси ты смерть - княгинюшка да зело люта старица, а и несть кто тя превозможе да и несть кто тя превозможе да нести кто избежит, то и еси человек сей твом то перстом указан да твоим то отмечен, а еси то и человек раб божий(имя),а и же ти княгинюшка, а еси же ты люта старица да отыди ти от раба божия(имя), да преступи ти ко рабу такому-то. а и буде раб сей твом перстом отмечен, а и вземь раба(имя0да во платы твоя княжески да во терем смертной. бытии по словесам сим от сего сказа да по веки вечные. аминь." сию одёжку под порог ворогу бросить да и примолвить:"ти княгиня -смертушка у сего порога пристанище. аминь." отыдет смерть от хворого во скору пору да и к ворогу на порог ступит.

0


Вы здесь » ЛЮБОВНАЯ МАГИЯ » Заговоры » Тетради Евдокии


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC